Ветер, море, паруса

Яхты, море, парус, путешествия. Sailing, sea, travelling, cruising

2009 год Тулон-Корсика-Сардиния-Рим-Эоловы острова-Мессинский пролив-Превеза(Греция).

   Ну вот и меня коснулся мировой кризис. И это после бума прошлого года. С двадцатого марта я почти на месяц застрял дома. Один. Жена уехала в Россию, там говорит и работы для неё больше, и за мамой старенькой приглядеть надо. Сказала летом, к отпуску (моему) вернётся. Ну пока я по командировкам, это и к лучшему было, в марте мы даже в Дмитрове с ней встречались, я там работал. А тут дома, один... я чуть не свихнулся. Даже интернет уже не спасал. Раньше я мог днями у монитора сидеть, а сейчас вот он, двадцать четыре часа в сутки. Объелся. Я даже сайт от скуки сделал, хотя понятия не имел, как их делают. ГУГЛ рассказал.

Работу мне обещали, но я понял, в ближайшее время ничего не будет, загрузил в машину матрасы с лодки, обшитые новой ярко синей тканью, вновь купленный тузик, и рванул во Францию. Дорога привычная, проскочив в темноте всего один поворот и нарезав всего километров тридцать крюка, за шесть часов был в порту. Лодку нашу никуда не переставили, как это часто случается и я нашёл её сразу.

На утро наведался в магазин в марине. Забрал оплаченные зараннее карты и лоцию по Греции, купил банку жидкой эпоксидки и белой краски, чтобы окрасить привальный брус и носовую площадку. Да и борта кое где подмалевать надо.

Всё что было приклеено и зашпаклёвано в прошлый приезд, давно высохло и затвердело. Можно было приступать к привычному процессу ошкуривания, не требующему особых умственных усилий а только физических действий и массы терпения. Шкурил привальник, стремянки не было и я таскал и переставлял тяжёлую колоду, из тех, что подкладывают под киль лодок. Однако за день управился, я ведь не ставил себе цель отполировать его, просто привести в божеский вид. Лодка ведь далеко не новая, и хоть можно довести всё до сверкающего состояния, но каких это будет стоить усилий и средств, и останется ли и то и другое для того чтобы ходить на ней? С другой стороны, если посмотреть на ухоженные рабочие лодки, они не смотрятся грубыми и неряшливыми, всё на своём месте, свежепокрашено, ровненько остругано, и случайная царапина не испортит окончательно имидж, немного шпаклёвки, шкурка, краска... Короче говоря я решил лоск не наводить а довольствоваться принципом «разумной достаточности» (где это я такое вычитал?..).

Эпоксидку я купил чтобы использовать её как пропитку. Если красить голое дерево, очень много слоёв приходиться наносить, впитывается краска, вот смола и должна, во-первых защитить дерево, во-вторых надёжно закрыть все поры, чтобы потом лучше эмаль ложилась. Пропитывать предстояло привальный брус и носовую площадку. Привальник сделан из ироко, и смола оставалась на его поверхности глянцевой плёнкой, почти не впитываясь, зато буковая площадка всасывала эпоксидку почище губки. Пришлось специально разводить ещё несколько порций, так как только я прокрашивал доску одним слоем, она тут же становилась матовой, а на торцы смолу можно было просто лить, она вся уходила внутрь. Однако и этот липкий этап работ закончился за день. За этот день я ещё установил отремонтированный таки дома электрический насос и отремонтировал выпускной патрубок ручного, с помощью привезённого специально для этой цели обрезка гибкого шланга и купленного по случаю в хозмаге переходника.

По вечерам, закрывшись в каюте, включив обогреватель, я пил чай литрами и отрабатывал добровольно наложенную на себя эпитимию по переводу книги с итальянского на русский, но немного, так чтобы в удовольствие. Как и все работы на лодке. Хорошо ими заниматься не торопясь, с расстановкой. И получается лучше, и удовольствие получаешь, и не воспринимается как работа, как обязаловка.

В последующие дни покрывал засмолённые деревяшки белой краской. Но интервал между слоями должен быть не меньше двенадцати часов, а на ночью красить нельзя, конденсат образуется, и времени это занимало не много. Поэтому можно было обдумать как закрепить тент над кокпитом. 

   Сам тент, просто прямоугольник с подрубленными краями, мы тоже пошили дома и стояла задача ухитриться поставить его так, чтобы можно было нести на ходу и под парусами, и чтобы убирался быстро. Традиционный для сегодняшних лодок «бимини» на постоянном каркасе ставить не хотелось. На корме из за раскосов стоек ветрогенератора и так не развернуться, и сверлить в лодке тоже больше ничего не хотелось. Покумекав я таки повесил его следующим образом. В карманы по двум сторонам вставляются трубы (использовал алюминиевые телескопические черенки, купленные в хозмаге). Задняя привязывается за центр к ахтерштагу и за края растягивается к леерным стойкам. Для передней пришлось организовать две точки опоры, так как в центре всё перекрывает гик. Для этого укрепил хомутами к леерным стойкам по отрезку пластиковой трубы, в которые вставляются стойки из такой же трубы, но меньшего диаметра. Убирается всё довольно быстро, но как оно будет на практике, будет видно позже.

К обеду четвёртого дня я прикидывал, чего ещё полезного предстоит мне сделать в ближайшем будущем, как зазвонил телефон. Вести из «ставки», есть дело, нужно ехать в Китай. Китай так Китай, Азию я люблю. Шесть часов дороги, как обычно небольшой крюк, уже в другом месте, и я на фирме. Заполняю анкету, отдаю паспорт, фотографии, совещание по поводу предстоящей работы и еду домой ждать визу. Через пару дней звонок: - Ты не против съездить в Испанию на несколько дней? Во работа думаю повалила. – Нет, конечно я не против. Через пол часа снова звонок:

- Слушай! А с каким документом ты в Испанию поедешь?

- То есть?

- Ну, паспорт то ведь твой в Китайском консульстве.

- !!!!!

- Кстати, поездка в Китай отменяется, материалы туда ещё не прибыли.

- !!!!!(не переводится)

- Но ты не переживай, тут надо во Владикавказ ехать на следующей неделе.

Опять Кавказ, но это лучше чем ничего. Терпеливо жду неделю. Вот уже заказан билет до Шереметьево на десятое, забронирован отель, заказан билет до Мин Вод (по дороге ещё в Нальчик заехать придётся), взята напрокат машина, чтобы ехать в аэропорт. Накануне вылета, вечером из Москвы приходит Е-мейл (дёрнул чёрт меня его прочитать): твоя поездка во Владикавказ отменяется, так как клиент не подтвердил коммерческое предложение.... В двух словах, денег клиент платить не хочет. Звоню на фирму, всё откладывается. Так как впереди пасхальные праздники... Сажусь за руль, шесть часов, на этот раз без крюков, и я снова на лодке.

Теперь совсем некуда торопиться. Наконец установил площадку на носу. Единственная польза от поездки на фирму, взял нужной длинны болты. Попробовал перелезть через носовой релинг и постоять на ней. Ничего, хотя можно было чуть длиннее, слишком уж релинг вперёд сильно выдаётся. Потом пошли дожди, но и внутри всегда работа найдётся. Жена просила полочки в шкафчиках сделать, рундуки надо разобрать, барахло рассортировать.

В прошлом году мы купили светодиодные светильники. Питаются они от четырёх пальчиковых батареек, работают в двух режимах, 24 или три светодиода. Ещё в прошлом году я укрепил один на поручне над камбузом, как дополнительный источник света. Батарейки всё те же, прошлогодние, и он всё светит. Ну конечно мы его не часто включали, но жена пользовалась. Очень хорошо они светят, свет правда немного странный, холодный. При этом потребляют видимо очень мало. Я замерил тестером, получилось, что 24 диода при напряжении 3,6 вольт потребляют 0,4 ампера. Выходит гораздо меньше двух ватт. Я даже подумал было переделать их на питание от бортовой сети, достаточно спаять регулятор тока из одной микросхемки и резистора, но это опять дополнительная проводка. Хороший вариант был бы заменить штатные плафоны на светодиодные, но выбросить стеклянный, с металлическим ободом (хоть и довольно облезлым) светильник чтобы заменить на пластмассовую штучку, рука не поднимается. Решил пока использовать их как аварийные, со своим питанием от батареек или аккумуляторов. Остались ещё три свободных светильника. На крыше рубки у нас имеются четыре рым болта. Видимо для крепления спасательного плота или тузика. Так вот их резьбовая часть с гайками торчит внутри каюты. Случайно глянув на них, я понял где закреплю ещё два. И место подходящее, и лишних отверстий сверлить не надо, и непотребные гайки закроются. Здорово получилось, светильники словно там всегда и были. 

Выдались солнечные, по летнему жаркие дни, и я занялся покраской палубы. Мы красили её в прошлый сезон, но белый цвет, хоть мне и нравится, но очень маркий, особенно там где покрашено с добавлением нескользящего наполнителя. Поэтому, по настоянию супруги, выбрал краску серо-голубого цвета.

Начал изготавливать крышку для закрывания отверстия в палубе, через которое выходит якорная цепь, но наконец вроде появилась работа. Еду в Испанию на две недели. И почти в это же время приезжает домой жена, и тоже на две недели. Если повезёт, проведём вместе несколько дней, но от работы отказаться, особенно сейчас, никак не могу.

    Любую подвернувшуюся работу я хватал на лету, и когда меня попросили съездить на завод «Нестле» в Пакистане, два раза не раздумывал. Довольный, что посмотрю новую для меня страну я вышел из аэропорта Лахора в тропическую жару и, видимо где то там, ещё не догадываясь об этом, вступил в чёрную полосу непрухи и невезенья.

   В Пакистане уже наступил жаркий сезон. И если на улице температура достигала 42 градусов в тени, то в цеху она приближалась к отметке 50. Как можно описать такую жару? Ну к примеру, вентилятор не охлаждает, а наоборот, обдаёт жаром, все окружающие предметы, включая кнопки компьютера, кажутся горячими и обжигают, вода из всех кранов бежит только горячая. Поработав три дня в этой парилке я спёкся. Меня начали корёжить судороги. В местном медпункте мне это дело быстро поправили, но через день на меня напало такое жуткое чувство тошноты, что я даже спать не мог. Снова визит к врачу, капельницы, таблетки и вроде всё успокаивается. Всего мне пришлось задержаться в Пакистане, вместо одной недели - три.

    Вернувшись в благодатный итальянский климат я вроде ожил и снова отправился на лодку, лишь для того, чтобы через четыре дня в панике вернуться домой – воспаление кишечника, со всеми прилагающимися к нему радостями. Снова вызвал медика и честно ел прописанные им антибиотики. Вроде всё прошло. Тут как раз подвернулась командировка в Подмосковье, в Солнечногорск. Я даже подумывал, как бы эта стройка не затянулась слишком надолго, ведь лето уже в разгаре, как в один прекрасный вечер почувствовал неприятное ощущение в правой ступне. На утро нога распухла и болела, но я честно отлазил по транспортёрам рабочий день протягивая кабели. На следующее утро договорился о визите к врачу.

   А на следующее утро нога так распухла и болела, что я даже сомневался, смогу ли встать с постели. Но всё таки встал, немного расходился и даже отстоял несколько длинных очередей в поликлинике. Молодой хирург только глянул на мою ногу и тут же поставил диагноз:

   - Артрит.

   - Ничего серьёзного?

   - Да нет. Только нудно очень. Дней десять терпеть придётся.

   Прописал мне таблетки и водочные повязки. Ну да ладно, терпения у меня достанет. Я тут же позвонил на фирму и мне сделали обратный билет домой на вечер. В два часа ночи, ковыляя и хромая я ввалился в родной скворечник и рухнул в постель. На утро у меня опухло ещё и колено и температура приближалась к сорока, так что даже отогнать на фирму машину я был не в состоянии. Закончилось всё тем, что я серьёзно загремел в настоящую больницу и провёл там три недели  в компании древних стариков и старух  большинство из которых были больны неизлечимой болезнью - старостью. Их слегка подлечивали и выписывали болеть дома, либо тихонько свозили в холодную комнату, тут же неподалёку. Ноги сильно болели, диагноз был неясный и перспективы на выздоровление тоже. За это время меня много раз и очень настойчиво посещали две мысли: - что пора завязывать с трудовыми подвигами и зарабатыванием денег, и – что планировать жизнь на много лет вперёд не стоит, лучше сегодня жить.

   Едва выйдя из больницы, через три дня, с ещё слабыми ногами и большим запасом таблеток кортизона, мы с женой уже были на лодке, с твёрдым намерением идти таки в Грецию. Марина тоже что-то расхворалась: то бок, то спина болит, так что экипаж судна составлял полторы калеки. Море встретило нас не очень приветливо, жутким ветром. Ночью лодка тряслась на кильблоке, повсюду завывало в такелаже и фалы хлопали о мачты. GRIB файл ощетинился многохвостыми стрелками а прогноз высоты волн на траверзе Лионского залива в открытом море предсказывал 5,5 метров. Вся эта свистопляска должна была начать заканчиваться к понедельнику, и если мы выйдем в понедельник около полудня, то будем иметь в запасе около суток относительно попутного ветра, чтобы дойти до Корсики.  Я заказал спуск на воду на понедельник на утро и у нас оставалось два дня на подготовку. Работы оказалось неожиданно много.  Мы заменили верёвку закрутки стакселя, шкоты стакселя, вооружили паруса, промыли водяные баки, закупили продукты. Но самое главное, оказалось неожиданно сложно распихать вещи, продукты и снаряжение по рундукам, так чтобы потом всё это можно было ещё  найти и достать в нужный момент. Однако к вечеру воскресенья всё утряслось и даже ещё осталось кое какое свободное пространство.

   Понедельник тоже начался очень хорошо. Мы сумели таки купить недостающий третий баллон газа, докупили продуктов, залили в канистру бензин для подвесного мотора и, ещё до  одиннадцати были на воде.  Отлично, всё остальное можно будет закончить в море, можно выходить. Я поворачиваю ключ в замке, щёлкает стартер... но двигатель не трогается с места. Клац, клац... ещё несколько попыток. Стартер горячий, но вал не вращается.

   Вот этого я никак не ожидал. В прошлом году мы зашли в порт под мотором и подняли лодку на берег. Но вот факт. Двигатель заклинило. Вспомнив, как три года назад я обратился к мотористу в одной марине и оплатил счёт на 90 евро практически ни за что, я достал инструмент и с чувством отчаянной обречённости начал разбирать предательский мотор. Начал с впускного коллектора, потом головка, потом выдернул двигатель полностью. Поршни прикипели к цилиндрам и не желали двигаться ни на миллиметр не смотря на мои очень настойчивые увещевания в течении всего дня. Видимо туда попала вода. Но зеркало цилиндров выше поршней, когда я его более менее почистил, казалось вполне приличным и была надежда, что сумев стронуть поршни, я заставлю мотор работать. Тщательное штудирование труда господина Нигеля Кальдера ничего не дало, как разблокировать прикипевшие поршни он не пишет. Тогда я залил их неким суперразблокирующим аэрозолем, купленным в магазине, и оставил борьбу до завтра.

   Видимо супераэрозоль всё-таки какое то действие оказал, потому что на утро, постукивая по шатунам алюминиевым бруском (шатуном педали, отпиленным от велика найденного на местной чудесной свалке) мне удалось выбить поршни из цилиндров. Гильзы были в порядке и сами поршни тоже почти. Я очень обрадовался и расслабился настолько, что забросил всё и мы отправились купаться на море, после чего пообедали с вином и устроили сиесту, то есть завалились спать и проснулись только в пятом часу. Выспавшись, с новыми силами взялись за работу и тут, очищая поршень от нагара, я сломал одно из колец. Катастрофа! Что делать!? Делать нечего, побежал в магазин. Нет, колец там конечно не купишь, но можно заказать. Француз продавец созвонился с конторой, которая продаёт эти дизели – Mitsubisi, составил список нужных запчастей с моих слов и отослал факс, сопроводив его серийным номером нашего мотора. Я заказал поршневые кольца, прокладку головки цилиндра и клапана. Завтра будет ответ.

   Тем временем я пытался понять, как вода могла попасть в двигатель, внешне всё смонтировано грамотно, как в книжке Кальдера. Но после тщательного обследования я пришёл к выводу, что водяной глушитель стоит слишком высоко, сейчас он отсоединён и во входном патрубке видна вода, уровень её чуть ниже выпускного коллектора, поэтому, когда есть дифферент на нос, вода вполне может попасть в цилиндры. Опустить ниже глушитель некуда, нужно будет что-то придумать.

    На утро, хорошо выспавшись, сразу наведался в магазин. Ответа по запчастям не было, следующий визит нанёс в полдень, опять ничего. Только в три часа пришёл майл. Продавец оторвал нижнюю часть фактуры с общей суммой и на бумажке написал мне сколько я должен буду заплатить – 486 евро. Хорошо, я согласен, только срок доставки 3 дня меня не устраивает, это значит что я получу детали только в понедельник. Француз перезвонил поставщику и пообещал что детали будут в субботу утром.

   Ну вот, значит четверг и пятница будут выходные. Вечером мы завалились смотреть нескончаемый сериал и в результате заснули только около трёх часов ночи, ведь вставать рано вроде незачем.

   В десять часов утра, когда мы ещё сладко спали, раздался стук по лодке. Я, как подорванный выскочил наружу. Возле нас, на понтоне стоял чем то разгневанный мужик из капитанерии, тот самый что определил нам это место, когда мы сказали что не можем уйти потому что не заводится дизель,

   - Вы завтра должны уйти! Вы уже стоите четыре дня!

   - Мы не можем, у нас дизель разобран. И в чём дело? За стоянку мы заплатим.

   - Мест нет, идите искать место в Тулоне или ещё где-нибудь!

   - Ну как мы пойдём куда-то без мотора? И потом, мы заказали запчасти здесь, у вас. Нам обещали их в субботу.

   Мужик скорчил недовольную мину и ушёл. Я не понял, что его так разозлило. Да, конечно, когда двигатель не завёлся, я попросил место на один день, но откуда я знал, что там за проблема и сколько времени понадобится для её разрешения. Но мы вроде стоим в этом порту не первый год и всегда за всё исправно и в срок платили. Сразу же после завтрака я отправился в капитанерию и утряс вопрос. Объяснил ситуацию, и попросил найти мне другое место здесь, если то на котором мы стоим сейчас им нужно. Мужик вроде успокоился и согласился.

    Оправившись от этого неожиданного стресса мы решили использовать выходной по назначению. Нам правда не удалось попасть на остров Имбис, куда собирались, но в целом всё получилось. Побродили по городку Санари сюр Мер, пообедали в ресторане, потом вернулись в Пин Ролланд и отправились на местный пляж, купались и загорали.

     Но над нами висела задача, вечером переместить лодку на место указанное харбор мастером, с понтона В на понтон С. Мы ждали вечера, надеясь что вечером ветер стихнет. И он стих. Марина сильно нервничала и пыталась найти кого нибудь в помощь, но в порту были лишь веселящаяся компания немцев и французы, говорящие только по французски. Нервничала она зря. Мы отдали швартовы, я вытянул лодку за муринг на середину канала и в два весла мы за минут двадцать перегнали её на новое место. Всё как на байдарке, только весу около четырёх тонн, поэтому разгоняется очень медленно, и останавливается тоже.


Фото


   В пятницу тоже сделали полезное дело, запустили старенький подвесной двух с половиной сильный двигатель, доставшийся нам вместе с лодкой и до сих пор лежавший  несколько лет дома в кладовке. Я не знал, в каком он состоянии, рабочий или нет. Внешне всё нормально, крыльчатка водяного насоса на месте, масло в редукторе есть. Залил бензин и попытался завести. Никаких признаков жизни. Если бензиновый двигатель не заводиться (особенно такой примитивный), значит либо не поступает горючее, либо нет искры. И действительно, открутив дренажный винт карбюратора, бензина я там не обнаружил. Благо японцы делают всё очень грамотно. Снять и разобрать карбюратор, дело одной минуты. Достаточно было его промыть, регулирующая уровень игла забилась грязью и застряла в положении закрыто. Испытывать мотор мы пошли на берег, где стоит множество тузиков и мелких лодок. Выбрали одну, которая стояла кормой на достаточной глубине (это оказался бывший водный велосипед) и закрепили мотор на релинге. Я дёрнул шнур раз, два.... двигатель описал дугу и плюхнулся в воду. Обалдев от неожиданности в первый момент, я всё-таки быстро среагировал и выдернул его из воды. Снова снял карбюратор, вроде воды в нем нет. Снова закрепил мотор на релинге, теперь уже надёжно, через дощечку, протёр всё тряпкой и оставил сушиться на солнышке. Нехорошие мысли лезли в голову. Если я не могу запустить этот игрушечный моторчик, что ожидает дизель, разобранный на мелкие части, лежащий в лодке. Подождав минут пять я снова осторожно дёрнул за пусковой шнур и мотор ожил, загудел и принялся пенить винтом воду. У меня отлегло от сердца.

    Вот и наступила суббота. Около десяти часов я отправился в магазин, без особой надежды, узнать как там мои запчасти. И тут – вуаля..., коробка обмотанная скотчем с надписями Mitsubisi появляется на прилавке. Наконец! Возвращаюсь на лодку, сажусь у разобранного дизеля и... тут меня одолевает мандраж. Что-то мне не верится, что из этой груды железок можно собрать мотор, то есть что-то, что будет само крутиться, куда то пропала уверенность. Но всё равно, медленно, в сомнениях и с постоянными перерывами на перелистывание книжки, чтобы чего не упустить, начинаю складывать железяки друг с другом.. Страшно сломать кольца, поцарапать поршни, просто сделать что-то не так как надо. К вечеру двигатель вроде готов. Соорудив тали заложенные на гике мы ставим его на место и потом ещё часа три я медленно соединяю всевозможные шланги, тяги и провода. Готово. Заливаю антифриз, масло, открываю топливный бак и забор воды охлаждения. Прокачиваю топливопроводы низкого давления ручной помпой. Осталось лишь выгнать воздух из трубок высокого давления. Марина поворачивает ключ, стартер крутит мотор, газ на максимум. Раз - десять секунд, два – десять секунд, три... После многочисленных попыток мотор не подаёт признаков жизни, что-то видимо не так. Откручиваю гайку крепления трубки на инжекторе, пробую опять, брызгает солярка и идут пузыри. Ещё, ещё раз. Зажимаю гайку и вдруг мотор пару раз чихает. Стоп. Сегодня уже поздно, люди уже отдыхают. Это просто воздух в системе, завтра закончим. Теперь я снова уверен, что дизель таки заработает. Мы наконец навели в лодке относительный порядок, сходили в душ, поужинали и завалились спать.

   За неделю, что мы простояли в порту, закупленные продукты начали подходить к концу, поэтому в воскресенье с утра мы отправились в супермаркет. Пока закупились, съездили к Макдональдсу, скачать погоду и проверить почту, вернулись уже к полудню. И прежде чем начать готовить обед, снова попробовали покрутить дизель. Несколько прокручиваний по десять секунд – ничего. Откручиваю гайку на другом инжекторе, снова кручу, начинает брызгать солярка. Затягиваю и вдруг дизель чихает раз, другой и оживает, взревев на максимальных оборотах. Рычажок газа для продувки я подвязал верёвочкой в положении максимально. Останавливаю мотор, пробую завести ещё раз, заводится сразу. Пробую ещё несколько раз. Кажется мы снова с мотором. Проверяю нет ли течей, уровень масла - всё вроде в порядке.

   Можно было бы сегодня и уйти, но в понедельник нужно будет расплатиться за стоянку и отдать мотористам взятый у них динамометрический ключ.

   Вот и понедельник. Ранний подъём, умывание, кофе, бегом к мотористам, отдал ключ и подарил два клиновых ремня, найденных среди старых запчастей мотора. Приятная неожиданность, в капитанерии не стали брать с нас плату за недельную стоянку на воде, спасибо им за это. Мы быстро смотались в магазин за хлебом и в 9.15 уже отдали швартовы и пошли в Тулон, заправиться топливом. После годового перерыва снова чувствую себя за румпелем полным чайником. При подходе к заправке я умудрился поочерёдно перекрыть дорогу отходящему от неё большому катеру, потом морскому трамвайчику и яхте. Потом нам пришлось с пол часа дрейфовать по акватории порта, ожидая пока заправится яхта. Но наконец бак полон и мы идём в море. Ветерок три балла точно нам на встречу, что собственно соответствует прогнозу. Примерно час мы выбираемся из подальше из Тулонской гавани и ставим паруса. Можно идти курсом 190, всё ближе к Корсике. В какой то момент ветер усиливается и становится трудно рулить, беру одну полку рифов на гроте и вытаскиваю из рундука свой самопальный ветровой рулевой. Немного поколдовав, удаётся настроить его и теперь лодка идёт сама. Журчит вода разрезаемая штевнем, скорость три, четыре узла. Марина тут же укладывается на банке в кокпите, компенсировать ранний подъём а я занимаюсь по хозяйству, доделываю все те мелочи, что не закончил на берегу.

В четыре часа ветер совсем умер, и как предсказывал GRIB, до десяти часов ветра не будет. В штиль мы накупались в море и пообедали, а уже в восемь часов потянул лёгкий попутный ветерок. Поэксперементировав с парусами я оставил одну геную, вынеся шкотовый угол на самопальном подобии спинакер-гика. Ветер был очень слабый, лодка шла чуть больше двух узлов, но, самое главное, что железный рулевой рулил и на этом курсе и при таком ветре. Так что корабль плыл а я пил пиво, шкурил облезлый лак на деревяшках кокпита, просто глазел на море. Дважды проплывали одинокие дельфины, солнце постепенно спускалось к горизонту и, как то незаметно наступила ночь.

Так мы и шли почти в чистый фордевинд под одной генуей до двух часов ночи, но ветер немного поменял направление и подул в галфвинд. Но когда я поднял грот и отрегулировал паруса, рулевой вдруг забастовал и наотрез отказался рулить. Так я и провёл всю ночь, сначала в попытках отремонтировать строптивый механизм а потом просто за румпелем. Уже под утро попробовал установить на рулевой флюгер большего размера, и он заработал.

    В эту ночь мы видели странное явление, из под кормы лодки выплывали яркие голубые светящиеся сгустки размером с апельсин. Не обычное свечение воды , а именно светящиеся шары, иногда такие яркие, что кажется освещали корму.

   Следующий день прошёл в открытом море, со всех сторон только горизонт. За весь день видели три судна и несколько парусов в дали. И почему то ни одного дельфина. Море было очень спокойное, ветер слабый, солнце жаркое, рулевой рулил исправно. Весь день мы ленились. Дремали в тени тента, готовили обед и ужин, пили вино. Шли медленно, но зато ни качки не крена и во время обеда посуду просто ставили на палубу, а не держали в руках и на коленках. Устроили даже помывку на баке. Только к четырём часам мне пришла мысль, а почему бы нам не поставить геннакер, зря я что-ли ремонтировал его зимой. Мы срубили геную и грот и подняли наш белый пузырь. И он потащил очень хорошо, три – четыре узла. Это при таком ветре.


К ночи ветер совсем угас. Мы прошлись с часок под мотором, чтобы подзарядить батареи а потом просто встали посреди моря. Штиль был абсолютный и над водой поднялся туман. Несение вахты состояло в полудремотном сидении в кокпите и периодическом оглядывании горизонта. Небесный туман млечного пути сливался с туманом моря и казалось, что лодка совершенно неподвижно зависла в пустоте космоса.

  Только в четыре часа появилось какое-то движение воздуха. Сон сразу прошёл. Я поднял грот и принялся ловить слабые дуновения. Лодка медленно пошла в тающем тумане. И тут я разгадал тайну светящихся шаров, выплывающих за кормой. В свете мощного фонаря оказалось что это медузы. Цвета они были розового и с очень длинными тонкими щупальцами. А в темноте в море, где-то недалеко от лодки были слышны утробные звуки, похожие на дыхание кита. Но луч фонаря терялся в дымке и я ничего разглядеть не смог.

   Ветерок постепенно  разошёлся и мы с небольшим креном в бейдевинд уже делали почти пять узлов. Впереди уже появились горы Корсики и я ожидал, Марина проснётся, а мы вот, уже почти прибыли. Но получилось всё иначе. Когда до берега оставалось около 20 миль, ветер стих а берег затянуло плотным туманом, и мы снова оказались в пустынном море. Тут уже и моё терпение не выдержало. Мы завели дизель и выключили его лишь бросив якорь у посёлка Порто.

   Жара стояла страшная. Первое что мы сделали занырнули в прохладную прозрачную воду. Слезая по лесенке, я уронил в воду кусок верёвки, и тут же из под лодки выплыла рыбина, приличного размера и попробовала её на вкус. Через несколько минут Марина зачерпывая воду ведром, чтобы окатить палубу, увидела в воде ещё одну, тоже приличных размеров.

   Пока ещё было светло мы переоделись и отправились на тузике на берег и купили подводное ружьё. Потом с маской я обплавал метров пятьсот прибрежных скал, но ни одной рыбки крупнее пескаря не увидел. Там не было рыбы, не было крабов и даже мидий. Из живности только морские ежи, и то только чёрные, те в которых даже икры нет.

   Вечером сделали ещё одну вылазку на берег. Зашли в супермаркет, в интернет-кафе, отправить почту и скачать погоду.Стоимость интернета-5 евро за 30 минут! Симпатичное туристское местечко, но завтра мы решили идти дальше.

 Погода не радует, ветра слабые и встречные. Пока ветерок хоть как то дует, идём в крутой бейдевинд, стихает, включаем дизель. Получается пятьдесят на пятьдесят. Одну ночь стояли в заливчике Ansa de la Figiera, а на следующий день зашли в Аяччо. Собирались там посмотреть кое какие запчасти, позвонить, помыться в душе, заправить воды и топлива, короче говоря, воспользоваться всеми благами цивилизации. Но свободных мест в порту не оказалось и снова пришлось бросать якорь. Мы снарядили тузик и отправились на берег, в город. Тузик оставили на берегу, рядом со стенкой, где были привязаны и другие надувнушки. И ведь грыз червь сомненья, пока бродили по городу безуспешно пытаясь найти что нибудь пожевать. Вернувшись назад примерно через час мы застали нашу беленькую надувашку на месте, но без мотора и без вёсел. Высказав вслух, что мы думаем о корсиканцах и о жителях Аяччо в частности, я оторвал две доски от валявшегося на берегу поддона и мы погребли «домой», на лодку.  

 Утром, уложив тузик на палубе, мы отправились в «Старый порт» заправиться соляркой. Там была большая очередь на заправку, так как почти всё пространство занял огромный катер, который сосал топливо до нашего прихода и продолжал после ухода, хотя мы дрейфовали по тесной акватории не меньше часа. Все яхты и катера по очереди втискивались в тесный угол у заправки. Мы залили полный бак и хотели тут же заправиться водой и передвинули лодку к колонке, но француз на заправке, словно чтобы уж закрепить наше впечатление об Аяччо, вдруг заявил, что здесь заправляться нельзя - идите к понтонам. Он помог отвязать нам швартовы и я потихоньку стал вылезать из этого заправочного угла. Тем временем какой то катер, увидев просвет между лодками, ринулся к заправке. И как не медленно мы выходили, случился таки инцидент, мы проехались якорем по его релингу. Я, правда этого с кормы не видел, видела Марина. Но ведь и назад сильнее отработать я уже не мог, иначе сам бы стукнулся кормой о стенку. Короче говоря, разошлись без актов и протоколов. Никто за нами не погнался. А мы кружили по гавани в поисках места, где бы приткнуться и заправиться водой. В конце концов встали у торца рыбацкого мола. Наш шланг до колонки не дотягивался и я попросил взаймы у француза с большой яхты. Не очень охотно, но шланг нам дали. Используя момент мы поставили на зарядку и телефон, включив его в розетку колонки, я сходил в магазин, мы позавтракали и отдали швартовы. Уже на выходе из бухты я вдруг вспомнил, что телефон остался на причале. Пришлось снова возвращаться и маневрировать среди скопища лодок, но всё прошло благополучно и мы наконец выбрались на простор.


Фото


   Не смотря на такое начало, день оказался очень удачным. Уже на середине залива оказалось возможным идти в бейдевинд, пришлось сделать всего пару поворотов чтобы выбраться за мыс Муро. Потом увалились и пошли веселее в галфвинд а через часок ветер и вовсе уже дул в корму. Мы поставили геннакер, убрали грот и побежали пятиузловым ходом. Даже не хотелось вечером поворачивать к берегу, но около пяти мы все таки бросили якорь в Ansa D’Arana, и не пожалели. Здесь было тихо и живописно, вокруг скалы, небольшая глубина. Было ещё несколько яхт на якорях и среди них одна особенная. Довольно близко к берегу стояла большая, метров 14, угловатая лодка с короткой мачтой. Из чего построен корпус лодки, было непонятно, но по внешнему виду похоже на цемент или папье маше. Видно было, что стоит она здесь не день и не два. Якорных канатов от неё расходилось штук пять. На палубе виднелись спутниковые параболы, целых две. То ли телевизионные, то ли связь. Обитали на лодке - дед, очень старый, и чёрный, лоснящийся кот. Кот, когда мы подошли поближе, выказывал явное намерение перепрыгнуть к нам в тузик, а дед был глуховат и из нашей неудавшейся беседы мы смогли понять лишь то, что он англичанин.

  Было ещё светло и мы успели понырять у прибрежных камней в безуспешных поисках рыбы съедобного размера и полазить по окрестным скалам. Странно, но люди с других лодок на берег не сходят. Они постоянно сидят в кокпите. Вечером, когда мы уже укладывались спать, они всё ещё сидели, утром, они снова сидят. Только один мужик вышел на берег утром, чтобы выгулять собаку. Та же самая картина была и на других якорных стоянках.

На следующий день мы дошли до порта Бонифачио. Практически весь переход под мотором, так как ветер был встречный и очень слабый. Как и в прошлом году здесь столпотворение, лодки, катера теплоходы, только успевай вертеть головой. Но в отличии от прошлого года в капитанерии место нам дать отказались, даже на один день. Мы зачалились у торца понтона и не уходили, надеясь взять  измором. Ну и добились своего. Марина переговорила с ребятами распределяющими места и они сунули нас на чьё-то частное место за небольшое вознаграждение. Дай бог им здоровья. Так что мы спокойно сходили в магазин за продуктами, сходили в бар где, как оказалось есть бесплатный интернет, скачали погоду, заправились водой и вечером отправились погулять по крепости, поужинали в ресторане.

   Единственная проблема была с электричеством. Разъёмы на колонках здесь большие, а за переходник на прокат просят пять евро в день. За семь евро можно свой купить (что я и сделал на следующий день). Но телефоны и фотоаппараты мы всё-таки зарядили. Дождавшись ночи, чтобы никто не видел, я просто воткнул в колонку два зачищенных провода и встав в шесть утра выдернул и смотал кабель. Кстати, оказалось, что прямо в лодке ловится сеть WI-FI, в результате я завис в интернете до трёх часов.

  Утро понедельника сразу началось со стрессов. Мы стояли у понтона почти у самого берега, к понтону носом, мы всегда так швартуемся, как то уютнее себя чувствуешь. На заднем ходу у нашей лодки корму очень сильно уводит влево. То есть в данном случае она пойдёт в сторону берега, а места там очень мало и глубина совсем маленькая. Расстояние между рядами лодок меньше длинны лодки, поэтому развернуться носом на выход можно лишь на этом пятачке. Дело осложнялось ветром наваливающим на понтон. Поочерёдно работая вперёд и назад, я стал разворачивать лодку, останавливая её буквально в сантиметрах от других яхт и камней, но когда удалось таки встать параллельно понтону, ветер загнал нас в ловушку между соседней яхтой и берегом, так что уже невозможно было дёрнуться не вперёд не назад. Благо сосед немец, услышав нашу возню, вышел на палубу и помог Марине вытолкнуть нос в проход между рядами яхт.

   Идти нам предстояло между Корсикой и Сардинией, где полно всяких мелей, рифов и скалистых островов. Прогноз обещал слабые ветра, но в море дуло совсем не слабо и мы пошли в полный бакштаг под одной генуей, раскрутив её только на две трети, делая шесть, а временами и больше узлов. В раковину шла попутная волна, не большая, но какая-то крутая. Она сильно забрасывала корму и рулить было не очень легко. Я пытался настроить ветрорулевого  «Васю», как его окрестила жена, но он рыскал на волне по двадцать градусов в обе стороны а на волнах покруче и того больше. Хотя, если я сам отвлекаюсь при рулёжке, получается то же самое. Дальше пошло ещё хуже. Оказалось я забил в GPS ошибочные координаты точки поворота и сильно удивлялся что мы идём прямо на скалы. Потом, при попытке сделать поворот через фордевинд, генуя перелетела впереди штага и пришлось крутиться обратно и распутывать шкоты. Обычно при плавании вдоль берега я никогда не планировал маршрут, просто просматривал возможные варианты остановок и когда мы решали что на сегодня хватит, шли в ближайшее укрытие или порт. Но плавние между островами и скалами это не совсем то же. Здесь все поворотные точки нужно сразу определять, да и прокладку неплохо бы сделать зараннее. В условиях, когда лодку кренит, бросает на попутной волне, летят брызги, перечитывать лоцию и забивать точки в GPS не самое лучшее занятие.

   Сначала я решил зайти в порт на острове Магдалена, но привыкнув к медленному плаванию за прошлые дни, как то не заметил и проскочил его мимо. Тогда, полистав книжку, решил зайти на Капрара, и надо же, тоже проскочил. Когда посмотрел на  плоттер, он у меня в каюте внутри стоит, порт уже остался в миле позади. В третий раз наметил Порто Черво, на самой Сардинии, и тут, можно смеяться, но было не до смеха, тоже проскочил его и зашёл в залив Певеро, сразу за ним. А ведь Марина говорила мне – смотри, вход в порт кажется там. В четыре часа мы уже бросили якорь. Я чувствовал полное фиаско, нужно было как то собраться, да и ремонт требовался. Когда закручивали геную, её так полоскало на ветру, что оторвался кусок защитной ленты у шкотового узла.

Так как время было раннее, мы переправились на берег и пошли посмотреть городок и порт, который я проскочил мимо – Порто Черво. Место очень живописное, всё застроено виллами в типичном местном стиле. В зоне порта не протолкнуться, курортная публика совершает променад вдоль бесконечной череды бутиков, кафе и ресторанов. В самом же порту стоят в основном большие катера и мегаяхты, в основном моторные, среди которых выделяется парусная Mirabella под английским флагом с мачтой на которой пять пар краспиц. Судя по всему, в порту этом нам мало что светило, но менее досадно от этого не стало.

  Вернувшись на лодку, я наконец установил плоттер на шарнирный кронштейн, для того чтобы его можно было разворачивать в кокпит. А геную этим вечером починить не удалось, так как для этого её нужно снять, а значит раскрутить. Но ветер, несмотря на то что мы стояли под защитой высокого берега, так и продолжал дуть с порывами до 25 узлов. Он всю ночь стучал фалами и завывал в ветрогенераторе, так что на следующее утро мы решили никуда не идти а постоять в этой бухте.

   У прибрежных скал я пытался стрелять рыбу, но рыбёшка была мелкая и пуганная. Ещё набрал морских ежей и из двух десятков наковырял пол кофейной чашечки икры. В Италии паста с икрой морского ежа – деликатес, но рецепта у нас не было, поэтому Марина просто бросила её в макароны, причём сделала мне отдельно, сама есть их не рискнула, предпочла с тушёнкой, а зря, очень даже ничего получилось. Ещё мы занимались по хозяйству, убирались, шкурили кокпит, приводили в порядок разную мелочёвку.

     Вечером я решил максимально ответственно подготовить переход на следующий день. Просмотрел возможные маршруты, забил в GPS точки. Ещё мы позвонили в Марину Олбиа, спросить о наличии мест и тарифы, чтобы оставить там лодку на время моей поездки в Парму. На удивление, места в марине были, но цена за неделю для нашей лодочки составляла 450 евро, без сервиса, т.е. без воды и электричества. Вода стоила ещё 10 евро в день. . Марина, переварив информацию, сказала. Что согласна остаться на лодке в какой нибудь бухте на якоре, чем платить такие деньги.


Фото


   На следующее утро ветер успокоился, мы заклеили оторвавшуюся полосу на генуе и пошли на юг, намереваясь встать в заливе Олбиа. Ветерок был очень лёгкий, но в 12 часов мы уже бросили якорь в cala Mareschi. Рядом стояла яхта под итальянским флагом и я решил сплавать к ним, спросить, нет ли у них лоции Сардинии. Лоции не оказалось, но лодка была местная, с Сардинии и шкипер Массимо написал мне на бумажке названия бухт где можно стоять  на якоре. Судя по всему, получалось, что южнее Олбиа на восточном побережье с укрытиями плохо. Есть всего несколько портов, но цены за стоянку ещё выше чем в марине Олбиа. Так как Массимо очень рекомендовал бухту  Porto Brandichi, мы пообедали, выбрали якорь и отправились туда, петляя между скалами, мелями и островами.

   Бухта оказалась очень большая, окруженная пляжами, виллами и туристическими комплексами. Чтобы сойти на берег, нам пришлось на тузике грести метров пятьсот до порта Puntaldia. Посмотрели метеопрогноз на мониторе в капитанерии, купили кое каких продуктов и пытались найти интернет. Ну и конечно посмотрели место. Марина непрерывно восторгалась, как здесь красиво и до чего чисто. Действительно, это уже второе место на Сардинии куда мы заходим и здесь везде и во всём чувствуется стиль. В двух словах, Сардиния – это красиво, шикарно, дорого.

   Было всего лишь пятое число, почти неделя до моего визита к профессору. И если предположить, что мне понадобится несколько дней пробыть в Парме, плюс время на дорогу, придётся болтаться здесь на якоре почти две недели. Марина посмотрела вокруг и сказала – Да я здесь взвою. Действительно, это было бы тоскливо. В разговоре с местными, подтвердилась мысль, что южнее на этом побережье из укрытий только порты с совершенно дурными ценами за стоянку. Подумав и посмотрев карты мы неожиданно решили идти на материк. Так как прогноз на эту ночь был благоприятный, поужинали и, в третий раз за сегодня выбрали якорь, взяв курс на Рим.

Так как ветра по прогнозу были слабые, мы рассчитывали затратить на переход дня  два, и так оно поначалу и складывалось, пришлось даже завести мотор на пятнадцать минут, так как ветра казалось почти не было. Но вот подуло и мы пошли в полный бейдевинд. Сначала потихоньку, 2,5...3 узла. Марина пошла спать. А ветерок потихоньку крепчал и вскоре лодка побежала на максимуме своих возможностей, делая 5...6,5 узлов. GPS на теле кронштейне оказался очень удобной штукой, железный рулевой не капризничал и рулил исправно, мне оставалось только оглядывать горизонт попивать кофе из термоса и смотреть на чёрное море. Жена вдруг добровольно проснулась в четыре часа и вышла сменить меня, хотя я её не будил. Совесть говорить мучает. Я с удовольствием завалился спать. Когда проснулся, уже светало, Марина рулила сама, никак они с механизмом не могут найти общий язык. Я вставил цепочку в фиксатор на румпеле и лодка пошла сама.

   Днём по морю пошла волна повыше, началась болтанка и скорость слегка упала. Ветер усиливался и пришлось рифиться. Сначала один ряд рифов на гроте, потом прикрутил геную. В конце концов зарифил грот и геную по максимуму, но крен всё ещё был около 20...25 градусов и в скорости мы почти не потеряли. Из за болтанки Марина не очень хорошо себя чувствовала и не хотела есть. Соответственно мне пришлось обедать быстрорастворимым супчиком в кружке. Да и приготовить что-то другое при такой качке было бы проблемой. Ну а жену удалось в конце концов соблазнить колбаской.

   Так как море было совершенно пустынным: ни дельфинов, чтобы полюбоваться, ни судов, чтобы с ними расходиться, мы улеглись смотреть кино, поставив компьютер на коленки. Я, правда периодически вскакивал, чтобы высунуть голову в люк и осмотреть горизонт. А скорость и курс можно было контролировать не вставая. Иногда ветер  менял направление и, чтобы остаться на курсе, приходилось слегка поворачивать флюгер рулевого, то он вдруг начал слабеть, пришлось добавлять парусины и на закате мы снова шли под всеми парусами.  Солнце ушло за горизонт и очень быстро стемнело. До берега было ещё около двадцати миль, когда ветер вдруг снова начал крепчать  а волна расти. Последние пятнадцать миль шли уже в чистый фордевинд, жутко мотаясь с борта на борт, так что я удивлялся, как это люди пересекают океаны с попутными пассатами. Убрал грот и лодка под одной генуей пошла гораздо лучше.

  Я было уже начал немного беспокоиться, но когда до порта осталось пять миль, словно всё выключили. Парус обвис и почти не шевелился о поверхность моря залоснилась в темноте в свете луны. Пришлось снова заводить мотор.

   В имеющемся у меня подобии лоции по поводу марины Порто Ди Рома написано предупреждение: - Прежде чем входить, связаться по радио на 74 канале для получения разрешения. Был час ночи. Я попытался несколько раз, но никакого ответа не услышал. Может рация не работает на передачу? Пытался связаться по сотовому – никто не отвечает. Тогда мы решили действовать как обычно, то есть вошли и встали на первое же попавшееся на глаза свободное место. Несмотря на поздний час, достали колбаски, вина и перекусили, отметив закончившийся переход. Всего 127 миль, а за первые 24 часа прошли 115 миль.

   Утром оформили себе место. Цены, по сравнению с Сардинией, божеские, за нашу лодку 39 евро. Есть душевые, и стиральные машинки (стирка по жетонам, жетон 4 евро). Есть яхтенный магазин, WI-FI (9 евро в день или 10 центов минута), множество ресторанов, вокруг всё довольно чисто.

   Жара стояла страшная, поэтому смотреть «вечный город» мы поехали ближе к вечеру. Несмотря на то, что марина называется Порто Ди Рома, находится она в пригороде Лидо ди Остиа, и от Рима далековато, нужно ехать на электричке. Выйдя с территории порта, на автобусную остановку, словно попали в другую страну, и видимо африканскую. Очень грязно и неухоженно. Подошедший автобус был под стать, настолько замызганный, что Марина пожалела, что одела белые штаны. Похоже, что в этой части Италии очень большая плотность любителей настенной и назаборной живописи. Практически все здания, и прочие вертикальные поверхности покрыты произведениями муралес. А когда я увидел поезд в метро, практически в центре Рима, весь плотно зарисованный теми же каракулями, понял – это стиль такой.

 Из метро мы вышли у колизея. Как полагается осмотрели и запечатлели эту всемирную достопримечательность в разных ракурсах, а потом просто пошли по городу, просто так, куда шлось. Хотелось просто получить представление о городе а не о его всем известных местах. И после этого короткого визита, у меня осталось впечатление, что великий город Рим, где на каждом углу история, город древнейшей культуры, всё таки грязноват, не так как его пригороды, но достаточно, чтобы вызвать недоумение.

   В город мы больше так и не собрались,  из за жары. Десятого числа я уехал, одиннадцатого пошёл на приём а в 11.00 уже был свободен. Естественно в этот же день я отправился обратно и ещё до полуночи снова был на лодке.

    Порто Ди Рома, конечно, марина комфортабельная. Всё есть: вода и электричество без ограничений, душ без лимита, чистые туалеты, интернет и т.д. Но всё это есть и у меня дома, откуда я сбежал на лодку. А вот вода за бортом в порту мутно зеленоватая, а не прозрачная как в море. Пора идти дальше. Марина, пока меня не было, закупила продуктов, так что нас ни что не держало.

Фото

  Утром я пошёл платить за стоянку и тут меня ожидал сюрприз. Сумма, которую мне насчитали, неприятно удивила. Я уже оплатил карточкой и только потом спросил.

   - Извините. Это сколько же за ночь получается?

   - 55 евро.

   - Но у вас написано, что тариф 39.

   - Это для лодок до 10 метров.

   - Да, но у нас лодка 9,15.

   - Вы стояли на месте для лодки 12 метров. Меньших мест у нас свободных не было.

   Так как деньги я уже заплатил, то дискутировать не стал, хотя развели меня просто как последнего лоха. Хорошо что нас не поставили на место где швартуются большие моторные яхты, метров по двадцать. Пришлось бы лодку продавать, чтобы расплатиться.

   Словно недостаточно  было этой неприятности, случилась и другая, более серьёзная. Мы отдали швартовы, я дал задний ход, лодка начала выходить из ряда, набрала небольшой ход, как вдруг двигатель заглох. Я бросился к щитку, повернул ключ, дизель снова застучал. Погасил ход назад, начал разворачиваться на малом переднем, снова заглох. И так несколько раз. Хорошо что проходы здесь между рядами широкие и со своими манёврами я никого не зацепил. – Надо будет подрегулировать холостой ход. – подумал я и направился к выходу их гавани. Отойдя от входных знаков метров на 200 я бросил взгляд назад и чуть не подпрыгнул. Выхлоп дизеля дымил. Стоп мотор!!!. Ветер дул на берег. Нервно поднял паруса и запряг железного рулевого. Теперь, когда лодка идет сама, можно посмотреть, что там с мотором. Неприятные мысли терзали меня. Первое, вытащил щуп уровня масла. Вау!! Что это?!! До меня не сразу дошло, что серая слизь, покрывающая его это всё таки масло, только смешанное с водой. Ну вот. Наверное прокладка прогорела. По инерции начинаю прямо на ходу разбирать мотор. Но когда снял трубку с теплообменника, оттуда потёк антифриз, кажется он был полон. Стоп, раз так, прокладка ни при чём, видимо это опять вода из глушителя. Начал снова проверять систему выхлопа, дошёл до трубки антисифона и обнаружил, что штуцер, на который она одета, воздух не пропускает. Пробил его тонкой отвёрткой. Порядок.

   Откачал масло из дизеля, залил немного нового, снова откачал. Залил новое масло. Долил антифриз, собрал разобранное, завёл мотор. Работает, не дымит. Следуя совету книжки мистера Кальдера, погонял его несколько минут, чтобы удалить влагу. Правда теперь придется ещё раз менять масло и фильтр. Даже не раз, как советует та же дизельная библия.

   В остальном день прошёл без происшествий, ветер дул то чуть сильнее, то слабел, менял направление. Мы дошли до мыса Анцио, возле которого находятся две марины, но в порт  идти не хотелось, а на якорях здесь никто не стоял. Берега залива низкие и скучные. Решили идти дальше, до мыса Чирчео, это ещё около двадцати миль. Ветер по прежнему был слабый, так что якорь бросили около половины первого ночи недалеко от входа в марину san Felice Di Circeo.

   С утра наведались на берег. Тузик зачалили у мола марины, но всё время преследовала мысль, не спёрли бы. Здесь оказался неплохой магазин с яхтенным оборудованием. Мы купили новый насос для гальюна, старый уже весь держался на струбцинках и верёвочках, масло для дизеля и какую то странную, рисовано-рукописную лоцию Манчини по югу Италии, Сицилии и Мальте.  Но до Калабрии лоции у нас не было,  где там можно стоять на якоре мы не знали и шли на удачу. Один день бросили якорь в заливе Гаэта, рядом с военным портом Сант Антонио, другой день в заливе Сант Антонио на острове Прочида напротив маленького рыбацкого порта Корричелла. Городок Прочида просто сказочный. Невероятное нагромождение домиков самых странных форм и цветов на склоне горы. На набережной сети и рыбацкие лодки, множество ресторанчиков. Мы не удержались и вечером сплавали на берег поесть рыбки.

 Шли не торопясь, стараясь использовать по максимуму паруса, дизель пускали только в крайнем случае. Шестнадцатого числа должен был прилететь наш друг Репа из Екатеринбурга, поэтому после Прочиды мы зашли в Неаполь, чтобы там его дождаться.

 Первый день проболтались на якоре на рейде недалеко от входа в порт Мерджелина а на утро я взял телефон с уже умирающей батареей и стал обзванивать марины на предмет наличия места. Удалось дозвониться в марину Санта Лючия.

   - Место? Лодка 9 метров? Нет проблем. Стоимость сто евро.

В марине Мерджеллина, возле которой мы стояли, каждый мол принадлежит разным хозяевам. Стоя на рейде, мне периодически удавалось поймать WI-FI и я нашёл в интернете их телефоны. Удалось найти место у деревянного, грубо сколоченного мола за 60. Но электричество было и вода тоже.

   Мы поставили телефоны и фотоаппараты на зарядку, сумели отыскать открытый продовольственный магазин и закупить продуктов, и отправились смотреть город. Наверное мы начинаем понемногу привыкать к жаре. Пол дня бродили под солнцем и ничего. Первое впечатление от города было не очень - грязно, на лавочках и газонах в парке спят люди. Три разных человека подходили ко мне на улице с советом не носить фотоаппарат на ремешке, если не хочу его лишиться. Так что если бы у меня его и вправду отобрали, я бы даже не удивился. Но в центре красиво. Марина уговорила меня проехать на фуникулёре. – Никогда говорит не ездила. И мы поднялись на гору, на пьяцца ди Фуга. Решили спуститься оттуда пешком, и шли по бесконечному серпантину больше двух часов. И опять же, всё очень живописно, но мусор повсюду в больших количествах.

Репа добирался до Неаполя с приключениями и доехал до нас не шестнадцатого вечером а только семнадцатого числа. Чтобы не платить ещё за день мы вышли из порта и снова встали на рейде на прежнем месте. На следующий день, очень рано, мы вышли на Капри. Остров был совсем рядом, в пределах видимости, примерно шестнадцать миль. Пришлось примерно с час пройтись под мотором, потом подул небольшой ветерок, и хоть он и был встречный, поставили паруса и пошли в лавировку. Ещё до обеда бросили якорь недалеко от входа в Марина Гранде ди Капри. Там на рейде стоял большой круизный лайнер с парусным вооружением, аж с пятью мачтами. Движение вокруг порта более чем оживлённое, я насчитал более 25 двигающихся катеров лодок и яхт за раз. Мы отправились смотреть город. Тузик оставили у понтона в марине. Служащие порта ничего не имели против и заверили что здесь его никто не тронет.


Фото


Народу в городе – толпы. Повсюду толчея, очереди на автобус, на фуникулёр. Сам горд представляет собой раскиданное по склонам горы переплетение узких улочек состоящих из сплошной цепочки бутиков и ресторанов. Самые известные брэнды в витринах, цены можно даже не смотреть. Четырёх часов хождения по горам вверх и вниз нам хватило с лихвой. Мы вернулись на лодку и стали требовать от кока обед, но Марина вдруг забастовала, дескать здесь ей не нравится, сильно качает. В итоге, около пяти часов вечера мы снялись с якоря и взяли курс на Скалею, где живёт её сестра. Судя по карте стоять там негде, но мы решили, что на месте что-нибудь придумаем.

    Ветер по прежнему был то совсем слабенький, то полностью пропадал. Пытаясь идти под парусами мы провели в море ночь и добрались до места только на следующий день, наработав шесть часов под мотором, а ведь это всего 80 миль. За несколько миль до берега я позвонил в порт Диаманте, находящийся в 8 милях от Скалеи, но мне сказали, что порт находится под арестом и отшвартоваться там нельзя, зато в порту Маратеа швартовка у мола без сервиса была бесплатной. Мы было направились туда, но жена, уже целый час переговаривавшаяся по телефону с сестрой, заявила, что Люда в Маратеа добраться не сможет, так как транспорт вечером не ходит, и пришлось править прямо на Скалею.

Якорь  бросили в крохотной бухточке окружённой скалами и торчащими из воды, словно специально заточенными камнями. Люда ждала нас на пляже, где уже договорилась со своими знакомыми, чтобы  оставить тузик и мы отправились в гости. Квартирка находится на самой верхотуре на горе, пока заберёшься, семь потов сойдёт, но зато вид на город красивый, и душ есть.

   Мы вволю помылись, закончили у хозяйки запасы мартини и захватив забракованную ею бутылку вина вернулись с Репой на лодку. Марина осталась ночевать у сестры. Настроение было очень хорошее и мы проболтали до трёх часов ночи. Прогноз на следующий день обещал ветерок только после обеда, и мы собирались выйти около двенадцати. Но получилось всё иначе. День пропал как-то незаметно. Разбудили нас в девять, потом мы сходили в магазин, потом опять поднялись на гору и очень хорошо пообедали, спустились вниз и почему-то уже было около пяти часов.

   Люда выразила желание прокатиться на яхте до марины Диаманте. Она взяла с собой пять купальников, чтобы фотографироваться и позвонила наверное всем знакомым и родственникам, что плывёт на яхте с сестрой. Погода была совсем безветренная, шли под мотором но идущая с моря зыбь слегка покачивала лодку с борта на борт. В итоге до пятого купальника мы не дошли и до Диаманте тоже. Люда начала травить за борт и на пляже у посёлка Чирелла мы сдали её очередному знакомому, который прислал за ней спасателя.

   Немного поразмышляв, куда идти дальше, мы отправились в порт Четраро. Оказалось очень неплохое место. Сама марина открылась всего полтора месяца назад. На понтоне для транзитных лодок служащий принял у нас швартовы. Время было позднее, около девяти, он сказал, что в офисе уже никого нет и спросил, когда мы уходим. Узнав что утром, сказал, что можем просто уходить, нет смыла регистрироваться. На понтоне была вода, электричество и по два муринга на каждую лодку. Расстояние между лодками и между понтонами очень большое а сам порт обнесён высокой стеной, защищающей его от ветра. В здании офиса есть туалеты и бесплатные душевые, открытые всю ночь. Рядом с портом ресторан-пиццерия, где мы поужинали и кафе с бесплатным интернетом, работающее до трёх часов ночи. Заправки в порту пока нет, говорят будет через два-три месяца, но автомобильная заправка не очень далеко.

 Утром, сходив с канистрой за соляркой, отдали швартовы и отправились на Стромболи. Прогноз был неутешительный, ветра нет. Мы пытались ловить каждое дуновение, но только теряли время. В результате за день получилось больше девяти часов под мотором. На Стромболи пришли в пол первого ночи. Ночью над морем поднялся лёгкий туман и из под кормы снова стали выплывать светящиеся шары. Увидев это явление Репа впал в неистовое возбуждение. Я достал фонарь и осветил их, стало видно, что мы идём по морю кишащему медузами. Восторгам не было конца.

    В эту ночь нас ожидал ещё один аттракцион. Миль за пятнадцать от острова Марина, сидевшая на руле, сказала  мне что видела красный огонь, который светился где-то близко и погас. Но там не могло быть никаких огней, кроме как на каком нибудь судне. Я взял бинокль и пошёл на нос осмотреть горизонт. Вдруг впереди вспыхнул красный факел, ярко засветился и стал медленно гаснуть. Сначала я не понял, что это, но уже через секунду, вместе со стоящим рядом Репой мы хором заорали: - Да это же вулкан!!! До самого прибытия мы наблюдали эти вспышки. В бинокль было видно, что это раскалённая лава летит из жерла. С якорной стоянки вспышки не были видны, но слышен был грохот извержений.

   Как и все итальянские острова Стромболи наводнён туристами. Ночью там гремит музыка и толпы народа, утром пустынно и тишина. Утром мы прогулялись по не проснувшемуся ещё городку, зашли в магазин за фруктами и в полдень отправились дальше, на Панареа. Но сначала нужно было заправиться топливом, так как ветра по прежнему не было. Мы уже вознамерились сделать несколько рейсов на автомобильную заправку, но нам сказали, что на пирсе есть заправка для лодок. Колонка оказалась у самого основания пирса, всего в нескольких метрах от пляжа, что обеспечило дозу адреналина при маневрировании, учитывая, что ветерок дул на берег а перед самой заправкой пришвартовалась яхта, которая брала воду. Но всё прошло на редкость удачно, хоть и суматошно.

    Не Панареа мы, не послушав совета лоции, бросили якорь недалеко от пирса к которому причаливают суда на подводных крыльях и прочие, перевозящие людей на материк и между островами. Столпотворение там было такое, что даже порт на Капри в сравнении может показаться безлюдным. К ночи правда движение на воде успокоилось, но началась дискотека на берегу. Мы уже немного подустали от Италии и хотели поскорее  идти в Грецию, а Репа и вовсе спёкся от жары и стал намекать, что не против сойти пораньше, и остаток своего отпуска отлежаться в гостинице под кондиционером. Подумав, решили что лучше всего ему ехать в Римини из Реджио Калабрия. За день туда было не дойти, поэтому мы остановились у городка Шилла, что перед самым входом в Мессинский пролив. Порт там крохотный, поэтому бросили якорь в бухте, рядом с домиками стоящими у самого среза воды, поэтому, сойдя на берег, тузик оставили во дворике одного из домов, предварительно спросив у жильцов, не будут ли они против.

   В маленьком порту здесь стояли целых три «спадары», лодки для охоты на меч рыбу.  Это совершенно невероятное сооружение. На обычной деревянной лодке, напоминающей традиционный для здешних мест гоццо, установлена высоченная мачта ферменной конструкции, раскреплённая огромным количеством вант (почему то не используются краспицы), а спереди, в виде бушприта, укреплен не менее длинный трап, раза в полтора длиннее самой лодки. На топе мачты имеется корзина для двух наблюдателей, высматривающих с высоты добычу, а трап служит рабочим местом для гарпунёра. Меч рыба присутствует в меню всех ресторанов города и даже в вагончике кафе в порту есть бутерброды с ней.

   Наутро пошли в Мессинский пролив. При совершенно ровном море вокруг, там на входе плескались стоячие волны, как на речном перекате. Какая была фаза отлива и в каком направлении будет течение я не знал и поэтому наблюдал за изменением скорости по GPS. На одних и тех же оборотах двигателя, скорость менялась от 1,8 до 7,3 узлов. Основное течение оказалось встречным, но нам удалось поймать противотечение у восточного берега, которое быстро донесло нас до порта Вилла Сан Джованни. И как раз тут, напротив порта, в который каждую минуту заходят и выходят паромы, скорость лодки упала почти до двух узлов. Пришлось даже остановиться и подождать, когда появится промежуток между бесконечной чередой паромов. Проскочив порт, мы снова пошли ближе к восточному берегу где встречное течение было послабее, и благополучно добрались до Реджио Калабрия. Пришвартовались к высоченной бетонной стенке в коммерческом порту у жёлтого крана. Здесь нет сервиса, зато стоянка бесплатная (в крохотной яхтенной гавани ночь для лодки от 9 до 10 метров обойдётся в 45 евро)

   Задувший вдруг ветер гонял по акватории порта кучи мусора а неустанно снующие паромы иногда поднимали волну, которая кидала лодку на стену. Мы с Репой отправились на вокзал за билетами, когда к нам пожаловала береговая охрана. Марина рассказала, что офицер (ну весь в белом) переписал данные документов на лодку и паспортов. Узнав, что кроме нас двоих на борту есть ещё человек, он пожелал записать и его фамилию, но услышав как она звучит (Швалюк) оказался в большом затруднении. Он предупредил чтобы мы ни в коем случае не оставляли лодку без людей на борту. Благо Репа уезжал поздно вечером, почти в полночь, поэтому мы сделали две ходки в настоящий большой супермаркет и затарились продуктами по сносным ценам.

   На утро, уже вдвоём, поднялись очень рано, заправились водой, соляркой под завязку, ещё залили в канистру десять литров, и отправились дальше. Как обычно, конечный пункт дневного перехода – неопределённый. Берег плыл мимо, а я листал лоцию. Подул ветерок, мы сразу же заглушили дизель, поставили паруса и пошли в лавировку. Вот уже сколько дней подряд мы шли практически только под мотором, поэтому даже такой ветер радовал, по крайней мере не надо сидеть на румпеле, есть ветер - рулит железный Вася.  

   Марина спросила, сколько миль идти отсюда до Греции. Мы находились на самом носке итальянского сапога и до острова Кефалония было примерно 230 миль.

   - Может пойдём сразу на Грецию.. – сказала она.

   - Хорошо. – Я забил в плоттер координаты точки и мы стали удаляться от итальянского берега.

   Ветерок по прежнему дул слабенький, но постепенно поворачивал и мы уже шли в галфвинд. К вечеру берег скрылся из вида и мы остались одни в пустынном море. Тихо и спокойно прошла ночь. Вахты не распределяли, просто если начинал морить сон, я будил Марину, или она сама просыпалась и выходила сменить меня. Время шло своим чередом: утренний кофе, чуть позже завтрак, жара, обливание из ведра на баке, смешно фыркая проплыли два дельфина, сделали круг вокруг лодки и удалились. По очереди читали одну книжку или смотрели кино. К полудню ветер совсем иссяк и лодка беспомощно захлопала парусами на мёртвой зыби. Я долго и терпеливо пытался ловить малейшие движения воздуха, но в конце концов пришлось снова запрягать дизель. Однако солярки до берега всё равно не хватит, поэтому подзарядив батареи мы останавливались и терпеливо ждали ветра. Но его не было. Снова заводили мотор и пройдя несколько миль снова ждали ветра. Так прошел остаток дня и ночь. Эту ночь я не спал совсем, не потому что в этом была необходимость, просто просмотрел двенадцать серий сериала «Волкодав». Когда взошло солнце, в утренних сумерках я глянул на горизонт и чуть не остолбенел, совершенно стеклянная поверхность моря и прямо по курсу горная цепь. Этого не может быть, до берега ещё около восьмидесяти миль! Я даже проконтролировал наше положение по GPS и по карте. Прошло минут десять, солнце поднялось чуть выше и я наконец понял, что это облака. Если там есть облака, может быть и ветерок хоть какой-нибудь есть.

   Ветер подул около шести часов вечера. Галфвинд, около 10..12 узлов. Наконец! Я настроил рулевого и лодка побежала пять, пять с половиной узлов. Форштевень плавно поднимался и опускался на невысокой волне и шипение разрезаемой им воды казалось музыкой после стука дизеля и хлопанья парусов.

   Видимо сказалась предыдущая бессонная ночь, мне очень рано захотелось спать. Я оставил Марину на вахте, с наказом следить за курсом и силой ветра и в случае чего сразу меня будить, и проспал с восьми до часу ночи. Когда проснулся, была абсолютная темень,  луна не светила, и ветер разошелся не на шутку. Он изменил также и направление и железный рулевой вёл лодку отклоняясь от курса градусов на двадцать. Я отрегулировал флюгер, мы немного увалились и шли уже со скоростью шесть узлов, а временами больше.                      

 Лодку качало и бросало на волне и я подумывал, не пора ли убавить парусность.              

   - Чуть позже... Уж больно хорошо идём. - Я нарушил правило, говорящее, что в случае сомнения, брать рифы или не брать, нужно рифиться, но на этот раз сошло с рук. К утру вечер начал слабеть и постепенно сошёл на нет. Уже видны были горы острова Кефалония и последние двадцать миль пришлось снова идти под мотором.

    Порт Фискардо оказался очень маленьким и тесным. У стенок все места были заняты, несколько яхт стояли у берега, отдав с носа якорь и расчалившись длинной верёвкой на берег. Ходить задним ходом, чтобы встать кормой к берегу, на нашей лодке у меня не получается. Можно было бы отдать якорь с кормы и встать к берегу носом, но кормовой якорь был погребён под кучей барахла, так как никогда не использовался. Сделав круг по акватории порта мы ушли искать бухту, где можно просто без затей встать на якорь отданный с носа. Подходящее место нашлось в пяти минутах хода. Правда в этой бухте только наша лодка стояла на одном якоре, все остальные были растянуты верёвкой на берег. По правде говоря, мы тоже попытались завести швартов на берег, но тридцатиметровая верёвка оказалось короткой и мы плюнули на это дело. Тем временем задул свежий ветерок и прежде чем сойти на берег бросили ещё один якорь с носа, для спокойствия.

   Назвать Фискардо городом, будет слишком громко. Горстка домиков вокруг бухты. Гостиницы и рестораны, высокие цены и в ресторанах и в магазинах. Зимой здесь жизнь скорее всего замирает, так как всё сориентировано на туристов.

На следующий день мы пошли в порт Эвфемия. По дороге остановились в одной из многочисленных бухточек. Бросили якорь и завели чалку на береговые камни для тренировки. Устроили пикник на берегу. Нарезали салата, жарили сосиски на костерке и пили вино.

    Когда заходили в порт, задул очень свежий ветер. Мест у причальной стенки было полно, но ветер был боковой, мурингов не было, и я не рискнул там швартоваться, особенно понаблюдав за швартовкой многочисленных чартерных яхт.  Мы просто встали на якорь на акватории порта. Сначала стояли в одиночестве, но к вечеру у нас появилось шесть соседей. Сам городок мало чем отличается от Фискардо, но цены там почему-то более умеренные. Поэтому мы пообедали в одном из многочисленных ресторанов и закупили продуктов. В лоции я прочитал, что где то здесь неподалёку находится полуподземное озеро Мелиссани. В офисе туристской информации сказали, что организованных туров из Эвфемии туда нет, но раз мы здесь на яхте, то проще дойти до посёлка Каравомилос, встать там на якорь и сходить на озеро самим, от берега туда пять минут ходьбы.

   Так мы и поступили. Утром, так как ветра не было, минут за сорок дошли до означенного посёлка. Глубины у берега приемлемые, бросили якорь, переправились на берег, спрятали тузик в кустах и пошли на экскурсию. Озеро оказалось действительно рядом. Вход в полуподземелье стоит семь евро. Там внизу прохладно, вода в озере прозрачная, холодная и солёная, со свода грота свисают сталактиты. Пять лодок непрерывно возят туристов в грот и обратно, вся поездка занимает около десяти минут.

   Выйдя наверх в жару мы первым делом проконтролировали, на месте ли тузик и пошли поискать магазин или хотя бы где купить дизтопливо или набрать воды. Городок казался вымершим, но пройдя его почти весь, мы наткнулись на симпатичное кафе, со столиками у самой воды и не удержались чтобы не пообедать. Воды здесь можно было набрать, но идти было слишком далеко. Мы вернулись на лодку и взяли курс на остров Итака.

   Ветер дул очень неустойчивый, в течении часа, что мы выходили из залива и пересекали пролив он менялся от штиля до двадцати узлов и от чистого фордевинда до встречного. Но когда вышли на простор, обогнув северную оконечность Итаки, задуло вовсю. Пришлось максимально рифить грот и частично закрутить геную. И всё равно, крен на порывах был большой и рулить тяжеловато. Благо волны не было, здесь, между островами ей разогнаться негде.

   Укрылись в заливе за островком Пера Пидаги, на северо восточном берегу Итаки. Ветер дул и тут, временами очень сильными порывами. Марина не могла никак заснуть, ей всё казалось, что нас тащит на скалы. Кое как заставил её лечь.

    Утром вокруг лодки плавали стаи рыбёшек. Я покрошил им засохшего хлеба и в воде началось столпотворение, появились и более крупные экземпляры, но когда взял подводное ружьё и нырнул, почему то снова осталась только мелочь.

    Дуло опять неслабо, поэтому грот ставить не стали. На сегодня целью мы наметили остров Атоко. Я выставил флюгер рулевого на острый бейдевинд и он повёл лодку курсом шестьдесят а нужно было двадцать. Но ветер постепенно поворачивал и мы по большой дуге вышли прямо к намеченной точке, к бухте One House Bay. Действительно, на склоне горы там стоит одинокий дом а на воде около десятка лодок на якорях. Венчает бухту галечный пляж, слева и справа отвесные скалы, склоны гор покрыты лесом. Единственная тропинка ведёт к дому и у него же заканчивается. Всё очень красиво, но как войдёшь в лес, в нос ударяет запах туалета. Видимо яхтсмены не желая загрязнять воды, активно удобряют почву острова.

Тут случилось небольшое происшествие. Собираясь на берег, мы спустили тузик на воду. Проводя его на корму я случайно выпустил верёвку и надувашка рванула в открытое море с попутным ветром. Я прыгнул в воду и казалось вот-вот поймаю тянущуюся за ним верёвку, но не тут то было, слишком сильно дуло. Я уже мысленно распрощался с нашей лодочкой. Её несло через всю якорную стоянку и все с интересом наблюдали, чем всё это закончится. У некоторых стояли на воде тендеры с подвесными моторами, но никто ничего не предпринял. Надувашка уже подплывала к мысу, за которым было открытое море, когда я увидел, как с большого катамарана прыгнул в воду человек. Благодаря этому французу, у которого я не спросил даже имени, мы не лишились нашего средства высадки на берег. Я передохнул на его огромном катамаране и вернулся на свою лодку с помощью ласт, которые он мне одолжил. Возвращая ласты, мы приложили к ним бутылку «Русского Стандарта» в подарочной упаковке а вечером выпили за здоровье хорошего человека.


Фото


       Рано встали на якорь, рано легли спать, рано проснулись. На следующий день вышли в семь утра и, как оказалось, зря. Ветер, бесновавшийся всю ночь, выдохся и опять пришлось заводить дизель. А ведь купить здесь топливо не так уж и просто. Правда пошли недалеко, до порта Каламос на одноимённом острове. Так как было очень рано, свободных мест у стенки было полно. Мы встали носом к стенке рядом с большой яхтой под английским флагом. В лоции говорилось, что здесь вроде есть муринги, но от тех мурингов остались одни обрывки верёвочек. Я решил завезти якорь на тузике. Шкипер лодки, рядом с которой мы встали, стал пугать что здесь бывают сильные ветра и якорь нужно бросать очень далеко, чуть ли не на противоположном берегу гавани. В его выражении лица читалось какое-то неуловимое пренебрежение. Я спросил его, в каком направлении лучше завезти якорь, с учётом здешних ветров. Возможно он меня не понял, но буркнул yes, когда я показывал предполагаемое направление. В результате якорь я завёз с отклонением под ветер. Но может это и к лучшему, мы передвинули лодку вдоль свободной стенки подальше от неприятного типа.

   После обеда в порт стали стягиваться яхты и часам к пяти здесь уже некуда было воткнуться. В основном были англичане, на лодках под английским флагом или на чартерных, с таким же флагом под краспицей.

   Сам порт похож на все те, что мы видели до этого. Сплошная линия ресторанчиков вдоль берега. Трудно было удержаться чтобы не пообедать, не поесть рыбки. При ресторане же есть душевая и прачечная. Сам посёлок раскидан по склону горы, улицы невероятно крутые и узкие, так что прогулка по ним требует значительных усилий.

   На следующий день был другой порт близнец – Никиана на острове Лефкас. Бесплатная швартовка и платная вода, но свободные места у стенки остались даже к ночи.

   После Никианы осталось дойти только до Превезы, конечного пункта плавания на этот сезон. С востока Лефкас отделён от материка лишь узким каналом, обозначенным буями и вехами. Сам канал никаких трудностей не представляет, но на выходе через него проходит плавучий автомобильный мост, который открывается в определённые часы. Мы расписания не знали и подошли к мосту когда у него почти никого не было, впереди стоял лишь один катамаран. Постепенно начали подтягиваться другие яхты и вскоре собралось лодок двадцать и вся эта компания дрейфовала в канале, хорошо что ветерок дул слабый. Так мы проболтались полтора часа, но наконец движение машин остановилось, у моста приподнялись крылья, соединяющие понтон с берегами а сам понтон развернулся вдоль канала и прижался к берегу. Мы вышли на простор и со свежим ветерком в бейдевинд резво побежали курсом на Превезу. Вход в гавань  Превезы тоже по каналу обозначенному буями последи мелководного залива. Тут находятся сразу несколько марин в которых можно оставить лодку на берегу. Мы зашли в самую первую – Клеопатра Марина. Лодку на берег подняли в этот же день. На стоянке есть вода, электричество, бесплатный WI-FI, душевые и туалеты, пребывание на лодке оплачивается дополнительно – два евро в день. Есть неплохая ремонтная мастерская, персонал приветливый и денег сразу не требуют. Оплата кредиткой стоит на три процента дороже, но мне посоветовали оплатить банковским переводом по возвращении домой. Единственный недостаток марины, далековато от города, который находится на противоположном берегу залива. Общественный транспорт, кроме миниавтобуса марины раз в день, туда не ходит а такси (20 евро) дороговато.

    Мы остались на лодке ещё на несколько дней, чтобы привести всё в порядок отмыть, сложить и подготовить к зиме. Покрыли ошкуренные доски кокпита тремя слоями лака, Привели в порядок привальный брус. Я отсоединил от дизеля глушитель и заткнул выпускной коллектор бумагой пропитанной WD-40. Обмерили и сложили паруса, я хотел заказать новые, но возникло одно обстоятельство.

   Здесь в Превезе в маринах стоит огромное количество лодок и среди них попадаются очень интересные. Мы бродили среди бесконечных рядов яхт, рассматривали их, трогали и в душе росло непреодолимое желание иметь лодку побольше. В соседней марине продавался кеч «Формоза 41». Настоящий корабль, и, похоже, в неплохом состоянии. Жена даже стала убеждать меня, что цена в 54 тысячи – не проблема. Мол возьмём кредит, нашу лодку продадим, поднатужимся, ужмёмся... Короче говоря, домой мы поехали с такими мыслями. Я снова начал зависать в интернете, облизываясь на сказочно дешёвые лодки за океаном. Мы даже списались с брокером и попытались выставить нашу старушку на продажу, но, видимо этому случиться было не суждено. Дело сразу не пошло. По просьбе брокера мы выслали ему ключи от лодки, но, по какой то причине они через месяц вернулись назад. Брокер ссылался на то, что много работы, народ редко в офисе бывает, просил выслать повторно, но я решил, что это знак свыше. К этому моменту эйфория уже прошла. Стало ясно, что кризис ещё не закончился, что «поднапрячься» будет не так легко, а «ужиматься» особо некуда, мы и так довольно скромно живём. Да и лодочку свою вдруг жалко стало. Привык я к ней. Труда в неё не мало вложено. Так, постепенно, мысль о большом корабле прошла и я снова стал задумываться, что ещё нужно сделать на нашем «Контесте», дабы стал он абсолютно надёжной посудиной. 
   Решил я поменять стоячий такелаж. Обойдётся наверняка не дёшево, но, во-первых – неизвестно сколько лет существующему, во-вторых – не нравится мне как выглядят некоторые терминалы на вантах. И в-третьих (самое главное), копаясь в интернете я нашёл оригинальные размеры рангоута «Контеста 30». Три разных источника, претендующих на официальность, давали слегка разные значения, но на нашей лодке мачта была почти на метр выше, чем самая большая из возможных. Соответственно и паруса больше. Может быть для слабых ветров это и хорошо, но как только слегка задует, мы уже лежим на боку и рулить становится трудно. Короче говоря, решил я сделать обрезание, привести размеры рангоута в соответствие с замыслом дизайнера. Хотя бы приблизительно.
   На одном из сайтов яхтенного оборудования я нашёл талрепы Blue Wave. Центральная часть – хромированная бронза, винты из нержавейки. Заказал конфигурацию с двумя вилками, с одного конца шарнирная, с другого фиксированная. Посылка пришла всего через два дня. Вот это сервис! Я был поражён. Радостный, открываю коробку,... что это? Вместо талрепов только центральные бронзовые части от них.  Проверил ещё раз на сайте, может я что-то напутал при заказе. Нет. Не предлагаются там на продажу талрепы по частям. С неприятным чувством сажусь писать E-mail, стараясь выдерживать вежливый тон. Так мол и так, господа, ошибочка вышла, нужно исправить. На следующий день звоню, не получали говорят сообщения. Начинает расти и крепнуть подозрение, что меня просто кинули, но говорю вежливо и снова отсылаю  E-mail. На следующий день, (о чудо!) получаю посылку. Вот винты с шарнирной вилкой, а вот... под запрессовку. Снова сажусь писать. С третьего раза девушки угадали и прислали то что я заказывал. Теперь у меня новые талрепы и бонусом к ним комплект винтов с правой резьбой под запрессовку троса. Выслать назад их почему-то не попросили.

   Дома, как обычно, начинает собираться кучка барахла, которое нужно отвезти на лодку, и она постоянно растёт. Я покупаю всякие железки, Марина посуду, утварь, консервы. И всё это придётся везти в Грецию. Пока стояли во Франции, было гораздо проще: сел и поехал. Сейчас же, только паром от Анконы до Игуменицы идёт пятнадцать часов. Да он ещё и не бесплатный. Но ехать надо. Нужно укоротить мачту, обмерить такелаж. Тогда и паруса можно будет заказывать.
   В этом году мы впервые за четыре года встречали Рождество и Новый Год дома. Просто с 29 по 31 декабря у меня была командировка в Египет. Билет на паром мы заказали на первое января.
  
    2008                    Travel                    2010

Newest Members

Webs Counter