Ветер, море, паруса

Яхты, море, парус, путешествия. Sailing, sea, travelling, cruising

2010. Греция.

   Второго января мы уже были в марине. После долгих обмеров, сомнений и метаний мачту, всё-таки, решил укоротить. Кран оказался очень не дешёвым удовольствием, за пол часа работы 190 евро. Где бы мне такую работу найти? Ну вот мачта снята. Отсоединил штаги, ванты, краспицы. Были сомнения где пилить – сверху, снизу, поровну? В конце концов решил сверху. Тщательно разметил линию отреза и медленно, обыкновенной ножёвкой, отделил лишний метр профиля. Заодно переклепал ступеньки и добавил ещё несколько новых выше краспиц, теперь можно будет до самого топа подниматься. Это была основная работа в этот приезд. Ну ещё обмерил всё что можно и по возвращении домой заказал по новым размерам рангоута грот, чехол для него и геную на Lee Sails. Всего получилось на 2200 евро, плюс 500 обошлась растаможка.

Полный решимости уйти в этом году в плавание на два, или даже три месяца, я с нетерпением ждал лета. В смысле работы год начался не очень, почти весь январь  просидел дома, но потом вроде всё наладилось. И вот, вернувшись в конце мая, после очередной командировки, я встал перед вопросом, идти в море сейчас или поработать ещё месяц. На фирме меня заверили, что через неделю начнётся запуск линии в Черногории. Ну вот и хорошо: - Подумал я. Ещё месяц и со спокойной совестью в отпуск.

   Чтобы не терять неделю просто так, я зараннее подготовил все документы и материалы необходимые для работы, сел в машину и отправился в Грецию, на лодку. Оттуда до Черногории всего около шестисот километров. В планах я имел поставить мачту, поэтому, как только прибыл на место, в понедельник рано утром пошёл в офис и попросил, чтобы мне прислали риггера. Девушка куда то позвонила и сказала, что означенный специалист подойдёт завтра в девять часов, прямо к лодке. Я было посетовал, что не сегодня (какой я был наивный!), но делать нечего. На следующий день с восьми часов я уже начал ждать визита... Объявился риггер в час дня. На новеньком фургоне приехали два мужика: мастер и подмастерье. Оглядев внимательно всё вокруг, мастер спросил: - Ну, что будем делать? Немного удивившись, я сказал, что неплохо бы поставить мачту.

   - Ну.., можно на следующей неделе. – сказал старшой.

   - Да, но я на следующей неделе уеду (какой я был наивный!)

   - Не важно, - заверил старшой - мы всё сделаем сами.

   Ну хорошо -  я информировал мастера о том, что мачта была укорочена сверху на метр, показал ему мои новые талрепы, сказал, что хочу все ванты, и верхние и нижние, диаметром шесть миллиметров и мы договорились, что ключ от лодки оставлю в офисе марины.

   - Так значит на следующей неделе? – уточнил я.

   - Ну нет, может чуть попозже. – замялся мастер – Раз ты уезжаешь... Но до конца месяца сделаем.

   Скажу сразу, что на лодке я пробыл месяц, закончился июнь, а мачта так и лежала внизу, несмотря на мои постоянные хождения в офис с одним и тем же вопросом: - Когда?

Последнее обещание было -  шестого июля с утра – точно в день, когда я собрался уезжать, Марина взяла билет из Петербурга в Подгорицу и, в любом случае, я должен был поехать её встретить, независимо от того, начнётся ли работа в Черногории или нет. Я принял решение, если до этого дня стройка не начнётся, плюнуть на всё и уйти в море, и в глубине души надеялся на такой исход, но уже в пути, где то на территории Албании, мне позвонили и сказали что меня уже ждут в черногорском местечке с не очень благозвучным названием – Добрска Жупа.

   Стройка всё-таки состоялась и ещё один летний месяц прошёл. Всё было закончено и подписано к пятому августа, и мы с Мариной вернулись домой через Хорватию, Боснию и Словению. В пятницу я съездил на работу, сдал бумаги, отказался от работ на август и уже в субботу мы отправились в Грецию, на этот раз на общественном транспорте. Переполненные поезда, палубные билеты на паром, такси от Игуменицы до Превезы – таксист уговорил за восемьдесят евро – зато уже в пол первого были на месте. Приятный сюрприз – мачта на лодке стояла. Едва забросив вещи на борт, сразу принялись за работу. Нужно было смонтировать закрутку генуи, поставить гик, примерить паруса, подключить все кабели выходящие из мачты и т.д. Марина принялась укладывать и перекладывать шмотки и продукты. Как долго не готовься к выходу, в последний день всегда полно работы. Мы заказали спуск на десятое.

     Оказавшись на плаву, мы перешли на другую сторону залива и встали у стенки на городской набережной Превезы. Нужно было закупить продуктов и воды. После похода по магазинам нас так разморило от жары, что ничего уже не хотелось. Да и город казалось вымер, только в кафе на набережной теплилась жизнь. Я лёг на банке в кокпите под тентом и задремал. Когда же солнце стало клониться к горизонту, начал оживать и город. По набережной курсировал туристский паровозик и в паре метров от лодки слышалось цоканье  копыт лошади запряжённой в экипаж. Народу становилось всё больше а музыка в барах всё громче. Достигнув своего апогея после заката солнца, ночная жизнь не стихала до самого утра.

Встали мы в семь часов и пока пили кофе, рядом с нами к стенке стали швартоваться рыбацкие лодки. К нам подошёл грек и жестами стал показывать, что на это место тоже должна подойти лодка. Я действительно вспомнил, что раньше на этом месте поутру видел баркас, с которого продавали рыбу. Переставляться на другое место или дискутировать не хотелось, поэтому мы просто отдали швартовы и ушли.

   Первоначально намерение было идти вокруг Лефкаса, но ветра небыло совершенно, и раз уж идём под мотором, мы повернули в канал. Вход в канал лежит в глубине залива и увидеть его можно, только подойдя вплотную. Если бы при этом ещё и задул частый здесь NW, то острые ощущения были бы обеспечены. Хорошим ориентиром может служить видимый издалека большой ангар на берегу и деревья на заднем фоне. Если идти на самую левую группу деревьев, когда залив кажется уже кончился и дальше идти некуда, справа откроется вход в канал, скрывавшийся до этого за песчаной косой. Я намеренно не включал GPS и старался ориентироваться только по картам, дабы избавиться от GPS – зависимости.

   К Понтонному мосту подошли к десяти часам. Очень удачно, его как раз отвели и нам не пришлось болтаться в тесном канале в ожидании.

   Около 11 часов подул попутный ветерок, сначала едва уловимый, потом посильнее. Под полным гротом и генуей мы быстро дошли до острова Меганизи и очень рано, небыло ещё двух, бросили якорь в заливе Абелике. Как пишет в своей лоции Род Хейкель, на этом острове обитает аномальное количество ос. Они как то вычисляют, где на яхте извлекается наружу еда и заявляются откушать. Я вспомнил об этом, когда во время обеда вокруг нас  вились несколько ос, но тут достаточно было просто соблюдать спокойствие, они ведь не нас жалить прилетели. Однако во время ужина я понял, что на самом деле Род Хейкель имел ввиду. На нас напало уже целое полчище полосатых насекомых. Хорошо, что у меня был баллончик с инсектицидом, я купил его когда в марине на лодке стали появляться муравьи. Дожидаясь момента, когда вьющиеся незваные гости оказывались с подветра, я прыскал в них аэрозолем. Некоторые из них тут же падали на палубу, и поползав немного улетали, видимо сообразив, что здесь им не очень рады. Атака была отбита и нам удалось спокойно поесть.

   В заливе кроме нас было ещё с десяток лодок, но никакой деревни или посёлка. Склоны гор здесь круто обрываются в воду и даже на берег выйти некуда. Только в самой глубине залива был виден небольшой пятачок на котором было что-то вроде навеса. Стемнело и мы улеглись спать, но около полуночи проснулись от оглушающей музыки. Навес был освещён множеством огней и музыка неслась оттуда. –Начинаю ненавидеть Грецию! – сказала Марина.


ФОТОАЛЬБОМ


    Так как ветер здесь начинает дуть ближе к обеду, на следующий день мы снялись с якоря в 10.30. Задувал лёгкий южный ветерок. Он постепенно заходил к западу а к 15.00 совершенно стих. Мы застряли не дойдя до южной оконечности острова Каламос. Купались, пообедали. Ветер вернулся около трёх часов, на этот раз, как положено, NW. Задуло сразу свежо и мы побежали под полными гротом и генуей быстрее шести узлов к островку Вромонас, видневшемуся в дали. Когда проходили между ним и островом Макронизис, ветер резко усилился, пришлось частично закрутить геную.

   Дело шло к вечеру, нужно было решать, где сегодня остановимся. Решили идти на остров Оксиа (Oxia), в залив на его восточном берегу. Ветер продолжал дуть вовсю, но я рассчитывал, что с подветренной стороны острова.(а он гористый и очень высокий) будет затишье. Но ничего подобного не произошло. Волна, хотя она и так была не очень большая, совсем пропала, а ветер, кажется ещё и усилился. Скалы окружающие залив отвесно уходят в воду, а вся акватория занята садками и разграничена буями. Совсем недалеко от берега эхолот показывал 48 метров глубины. Слева, под самой скалой прилепилась рыбацкая лодка. Мы срубили паруса и подошли к ней. С помощью жестов и нескольких английских слов нам объяснили, что здесь стоят сети, но можно встать в глубине залива, обойдя все эти буи с другой стороны. Так мы и сделали, приткнулись с северной стороны залива. Бросили якорь и длинную верёвку на берег. Но даже здесь, под самой стенкой дул ветер, правда уже с другой стороны, видимо это были завихрения.

   Ночь прошла спокойно, лишь изредка, откуда-то с юга в залив приходила волна и раскачивала лодку, да постоянный ветер ближе к утру стал прохладным и согнал меня с бака, где я улёгся спать, в каюту.

Весь следующий день со слабым и очень слабым ветром мы шли курсом фордевинд до Патраса. К вечеру ветерок снова начал умирать и тут даже моя приверженность к парусу не выдержала и мы завели дизель, пройдя под ним последние 5 миль до марины. Это был первый раз, когда я связался по рации с портом и услышал ответ. Нам сказали становиться к первому понтону, ещё из далека я увидел человека машущего руками и показывающего знаками, куда идти. Он принял швартовы, подал линь муринга и называл меня не иначе как «кептен». Кроме служащего марины здесь был и портовый полицейский – костгард. Закочив швартовку и приведя всё боле менее в порядок я с документами отправился в офис марины, где с меня взяли 26 евро за два дня стоянки (здесь берут минимум за два дня), и в портовую полицию, где заполнил крю-лист. Вода, электричество и душ входят в стоимость марины, вечером был очень красивый закат, и всё было бы просто здорово, если бы не ужасная вонь исходящая от воды.

   Здесь мы встретили яхту  NIKA из Москвы. Нас пригласили «на крабов» и мы приятно поболтали до позднего вечера.

   На следующий день в офисе марины я узнал, что стоимость прохода через Коринфский канал для нашей лодочки составит 120 полновесных европейских рублей. Мы даже задумались, идти ли через него, но плаванье вокруг Пелопонеса не показалось приемлемой альтернативой.

   Как обычно, мы побродили по городу в самую жару, а потом отлёживались под тентом, периодически обливаясь водой из шланга. Вечером сходили за продуктами в расположенный недалеко Carrefour и ещё зашли в магазин торгующий оборудованием для лодок, прикупили кранец, взамен недавно утерянного и очередной электрический трюмный насос (не везёт мне на насосы).

Уже 15 августа. С утра заправились водой под завязку, приготовили мясо на обед в электрической духовке, сходили напоследок в душ и в начале одиннадцатого тронулись в путь. Ветра всё ещё не было. Впереди у нас был вантовый автомобильный мост Рион – Андирион, самый длинный вантовый мост в Европе. Как написано в лоции, за пять миль до моста, то есть  сразу после выхода из марины Патры, нужно связаться со службой движения на 14 канале и запросить разрешение на проход под мостом. Так мы и сделали. Я очень плохо разбираю английскую речь по радио и сам начинаю заикаться, когда говорю, но мужик, дающий указания, хорошо делает свою работу – он повторяет вопросы и ответы до тех пор, пока не убедиться, что всем всё понятно. Более того, когда, пройдя под мостом, мы подняли паруса и пошли со слабым попутным ветерком вдоль правого берега, мили через три нас снова стали вызывать по рации, предупреждая, чтобы мы оставили зелёный буй, отмечающий мель, по правому борту. Правда мы уже и так его обходили.
Весь день мы тащились с умирающим ветерком. Испробовав разные комбинации парусов, остановились на одном геннакере. Без грота он держал форму и мы даже как то умудрялись двигаться со скоростью от двух до четырёх узлов. Вот только железный рулевой в таких условиях работать отказывался. Ветер был такой слабый, что даже вылезая из воды, а купались мы с интервалами в пол часа, не чувствовалось прохлады. Ближе к вечеру решили остановиться на острове Тризония. Последние две мили, как водится, под мотором. Зашли в уютную бухточку и решили встать у стенки, между двух небольших яхт, там как раз было место. Пройдя по дуге я стал заходить к месту швартовки, когда Марина на носу вдруг сказала: - Здесь, кажется, под водой камни! Сразу же после этого я почувствовал толчок и лодка встала. В первый раз мы поймали дно килем, хорошо что скорость была почти нулевая, всё обошлось. Пришлось встать у другого края мола. Кому-то здесь повезло меньше. Прямо посреди порта у понтона из воды торчали мачты большого кеча, его швартовы всё ещё были на кнехтах.

  Порт оказался очень симпатичным и уютным. Много яхт которые, похоже, не ограничиваются круизингом в месяцы отпуска – лодки морских бродяг. На берегу полно ресторанчиков с бесплатным интернетом, но громкой музыки не слышно. А ведь грохот дискотеки преследовал нас весь сегодняшний день, хотя на берегах не видно было каких-то курортов или больших городов.

   16.08 Вышли рекордно рано, в 9.00. Полный штиль, вода блестит как стекло. Часа два с половиной тарахтели дизелем. Около 11 подул ветерок, но встречный. Мы прошли длинным галсом почти до южного берега залива, потом обратно. Чуть не доходя до берега ветер начал стихать и менять направление, пришлось опять заводить мотор. Зашли в порт Галаксиди. В результате за день под мотором прошли четыре часа. Если бы мы сразу направились в этот порт, то как раз за четыре часа и дошли бы. Встали у стенки, бросив якорь с кормы, мурингов там нет. Есть электричество и вода, за плату. Можно купить лёд в кубиках, что мы и сделали, наш холодильник от 220 вольт ещё что-то холодит а от 12, только сажает аккумуляторы. Несмотря на то что вся набережная представляет собой сплошную линию ресторанов, ночью было тихо.

   17.08 Решили выйти попозже, когда немного раздует ветер. С утра погуляли по городку и в 11.00 выбрали якорь. Лёгкий встречный ветерок, который к тому же постоянно менял направление. Пока я настраивал паруса и пытался держаться на выгодном галсе, ветер постепенно совсем стих и вдруг подул с противоположной стороны, и очень хорошо подул. Я было начал рифить грот, но даже в бакштаг нас кренило слишком сильно. Тогда грот я срубил полностью и частично закрутил геную. Ветер свистел, откуда ни возьмись, как-то сразу, пошла волна, началась жуткая болтанка. Марина заклинилась на подветренной стороне рубки, пристегнувшись к поручням, я в кокпите тоже пристегнулся. Померил ветер своим доморощенным анемометром – стабильно 20 узлов. Железный рулевой довольно хорошо удерживал лодку на курсе, не без рыскания конечно, но рулить вручную на такой волне, мало удовольствия, да и не намного лучше получается.

Так со свистом мы добежали до деревни Ксилокастро, где, вроде бы, есть маленький порт. Но, видимо, порт настолько маленький, что я не смог разглядеть его в бинокль, поэтому решили пройти ещё десять миль, до порта Киато. Когда до него оставалось около двух миль, ветер вдруг снова сменился на встречный. Теперь мы шли в острый бейдевинд с попутной волной. В порту встали за молом рыбацкой гавани, носом к стенке. Не пришлось даже бросать якорь с кормы, там были муринги. Если пройти примерно до середины мола, то там есть и вода. Сам городок симпатичный, тихий. Красивый храм на берегу, пляжи с душем. Только когда по нему гуляешь, слишком часто приходится затыкать нос от жуткого запаха помойки.

   Ночью опять задул Вест. Пришлось даже завести на причал оттяжку с кормы, чтобы её не сдувало. Всю ночь лодка дёргалась на швартовах, а к утру всё затихло.

   18.08 Так как торопиться было некуда, мы с утра ещё побродили по городу и вышли в 10.30. Попутный ветер и волна. Раскатали только геную и за два с половиной часа дошли до порта Коринф. Яхтенная гавань здесь не большая и лодок много, в основном местные моторки. Медленно заходя в порт мы пытались отыскать место, где приткнуться, когда увидели, что с мола нам машут рукой. Я направил лодку туда и мы оказались в гуще моторок и буйков. Каким то образом нам удалось встать бортом к стенке никого не зацепив и не стукнувшись самим. Добровольные помощники, принимавшие у нас швартовы, похоже руководствовались не бескорыстными побуждениями и ожидали вознаграждения. Дали им пять евро.

   Здесь мы решили ждать приезда Репы. Он прилетает завтра утром в Салоники, а потом будет добираться до Коринфа. Хорошо если будет завтра к вечеру.

   Пол дня гуляли по городу, искали интернет. Интернет не нашли, нашли магазин русских продуктов. Купили горчицы, хрена, сушек, я взял бутылочку Балтики 3, Марина накупила детективов. Вечером сходили пешком до входа в Коринфский канал. Там рядом находится пляж «Посидония» и огромная свалка. Сам же Коринф, городок спокойный, и даже вечером на улицах не много народа.

    19.08 Репа приехал. Как всегда, сильно навеселе. Он то пытался нырнуть с мола, то отлить, прямо здесь же. Потом принялся вручать подарки, а после, к счастью, уснул.

   20.08 Все встали рано, около восьми. Сегодня идём через Коринфский канал. Накануне я разузнал процедуру прохождения – всё просто: Нужно подойти к входу и вызвать службу движения по радио (11 канал). Их интересует тип, длина и флаг лодки. Обычно всех направляют в зону ожидания – полумилей южнее входа (это западная часть канала). На вход приглашают каждую заявившуюся лодку индивидуально. Ждали не долго, минут сорок, и уже в девять часов нас вызвали по рации и сказали идти “full speed”. Из всего каравана мы зашли предпоследними, как самая маленькая лодка, после нас зашёл ещё только сухогруз на буксире.

   Канал, особенно его восточная часть, с отвесными стенами, производит впечатление, что как то слегка примиряет с высокой ценой за его прохождение. Оплата производится на восточной стороне. С нас взяли 103 евро.

  Когда вышли из канала, дул довольно свежий ветерок, и мы направились на остров Эгина, однако вскоре он стих, и, поболтавшись немного с хлопающими парусами, мы завели дизель и пошли в залив Корфос. Там было глубоковато, но покружив, мы всё-таки нашли в его западной части удобное место и бросили якорь на шестиметровой глубине. Все сразу попрыгали за борт, хоть слегка охладиться, но вода, казалось, была температуры парного молока. Надули тендер, сплавали на берег. Выбросили накопившийся мусор, попили пива в таверне, купили продуктов и лёд.

21.08 Ветер утром, слабый ост. Под гротом и генуей мы еле еле плелись в бейдевинд, когда увидели рыбацкую лодку, выбирающую сети и решили купить свежей рыбки. Подошли ближе и спросили рыбака, не продаст ли немного. Мужик начал что-то говорить, что мол другой рыбы у него нет, но эту можем взять, она, дескать, свежая, хорошая, но такую здесь не берут. Только теперь мы заметили, что вынимаемую из сети рыбу он кидает не в лодку а за борт. Снабдили Репу сеткой, он сплавал и притащил три зубастых чудовища, длинных как угри, но плоских и со страшной пучеглазой головой. Если не ошибаюсь, это рыба сабля. Сфотографировав всех с нежданной добычей, я приступил к разделке. Чистить чешую на ней не надо, так как её просто нет – гладкая серебристая шкура. Выпотрошив и промыв рыбу, самую большую я просто порезал на куски а с тех, что поменьше решил срезать филе, чтобы завялить. Вот тут и приключилось первое несчастье за сегодняшний день – резко усилился ветер, лодка накренилась и тяжёлый нож, лежавший на банке в кокпите, скользнул вниз, остриём прямо Репе в ногу. Теперь к рыбьей крови в кокпите прибавилась человеческая. Третью рыбину я просто выбросил за борт, отпало желание ею заниматься. Пришлось одновременно рифиться и обрабатывать рану.

Ветер тем временем раздул очень хорошо. Шли с одним рифом на гроте и наполовину закрученной генуе. Обошли полуостров Метана, намереваясь зайти в марину при одноименном городке. Маленькая гавань марины очень хорошо защищена, в ней тихо и вода не шелохнётся, когда вокруг воет и свистит, но она очень маленькая, и мест в ней не было, даже одного. Пришлось нам, как советует лоция, вернуться в коммерческий порт, который только что прошли. Там уже стояло несколько яхт и даже из далека было видно, как их болтает. Чтобы не бросать якорь с кормы, решили встать правым бортом к молу. Заход удобный, точно против ветра и швартоваться легко. На стенке уже стоял дядька, готовый принять швартовы и, как говориться, ничто не предвещало... Марина стояла на носу со швартовым, заложенным на утку и скула лодки была в нескольких сантиметрах от бетона, я наклонился вниз, перевёл рычаг дизеля на задний ход, чтобы погасить скорость и в этот момент что-то произошло. Репа рванул на бак, а когда туда подошёл я, то увидел очень странную картину: Репа изображал из себя швартов – руками держался за стенку а ноги на лодке, было полное впечатление, что он растягивается, как персонаж из мультфильма. – Ну всё! Я Падаю! – сказал он и рухнул за борт. Моя жена почему-то висела за бортом, зацепившись левой ногой за леер и истерически хохотала, у мужика на пирсе был очень изумлённый взгляд. Если бы всё это записать на видео...!! Но мне было не смешно. Я вытащил жену на палубу, Репа вылез на пирс сам. У Марины на ноге осталась ссадина и огромный синяк, который прошёл только через две недели.

    Наконец пришвартовались, но оказалось, что сильно колотит о стенку бортом и так дёргает швартовы, что того и гляди повырывает утки. Решили встать носом к перпендикулярному пирсу, стали перетаскивать лодку не швартовах, её развернуло поперёк ветра и потянуло с такой силой, что я её чуть не упустил, еле успел продёрнуть швартов в кольцо на пирсе. Теперь нужно было завести якорь. Спустили тузик на верёвке, погрузили в него якорь, я завёз его подальше и выкинул за борт, но якорь зацепился лапами за верёвку, которой тузик был привязан к лодке. Кое как удалось достать его и отправить наконец на дно.

   Так закончился этот богатый событиями день. Вечером мы погуляли по городку, подкупили продуктов, приготовили обильный ужин и выпили за то, чтоб такое больше не повторялось.

   22.08 По прежнему сильный ветер – Мелтеми, около 20 узлов. Повешенная сушиться рыба, на ветру высохла за ночь, даже без солнца. Вышли из Метаны в 10 часов, раскрутили геную и всего за час добежали до Русского залива (Russian Bay) на острове Порос. Бросили якорь и устроили день отдыха. Я до одурения нырял и пытался охотиться на рыбу, но безуспешно. Видел каракатицу. Ветер не прекращался весь день и всю ночь.

   23.08 По прежнему завывает Мелтеми, 25...30 узлов. Решили пойти куда-нибудь. Осторожно раскрутили геную и пошли через пролив между Поросом и материком. Там сели на мель, но благо, дно илистое, с помощью дизеля, взбаламутив воду, слезли сами. Я знал, что в проливе нужно держаться левее, но глядя на стоящие на якорях лодки, подумал, что и здесь глубина должна быть достаточной.

   Как только вышли на открытую воду, получили все двадцать пять узлов ветра. Прошли фордевиндом между островками Скилли и Спати, потом в галфвинд направились в Ермиони, в самую глубину залива Гидра. Уже в пол третьего бросили якорь в мутной воде залива, вместе с другими пятью – шестью яхтами. Марина осталась наводить порядок на борту а мы с Репой отправились на берег, искать фрукты-овощи, дизтопливо и воду. Когда вернулись через час, Марина встретила нас словами:

- Видели спасательную операцию?

- Какую операцию? Кто кого спасал?

- Англичане с соседней лодки меня спасали.

Оказалось, как только мы сошли на берег, пополз якорь. Марина начала кричать англичанам, не знаю на каком языке, и те живо откликнулись, помогли по новой бросить якорь. Учитывая, что якорной лебёдки у нас нет, это поступок, но скорее всего они спасали свои лодки. А ведь в лоции Рода Хейкеля написано -  водоросли там на дне, убедиться надо, что якорь забрал грунт. Хорошая лоция, только читать её надо внимательнее. Напуганный. Я решил ещё раз проверить, как мы стоим. Завёл дизель, дал полный назад и мы снова поползли. Пришлось снова переставляться. Третья попытка была удачной.

   В Эрмиони мы купили канистру дизтоплива на заправке и набрали пятилитровые ваучеры пахнущей хлоркой воды из крана у магазина. Бесновавшийся несколько дней подряд Мелтеми, ночью утих.

   24.08 Решили идти на Китнос. Это далеко, 54 мили, поэтому встали рано и в шесть сорок уже вышли с очень слабым попутным ветерком. Периодически, когда он совсем пропадал, включали дизель, но как только начинало немного дуть, снова шли под парусами. Вышли из залива Гидра, в море по прежнему дуло с севера, 15 узлов. Под одной генуей пошли в галфвинд. Рулил ветровой рулевой и мы без особых проблем пробежали большую часть пути, но ветер стал менять направление и в результате, максимально остро к ветру мы могли идти курсом 120-130, вместо 90. Оставшиеся 12 миль прошли под дизелем и бросили якорь в безымянной бухточке на южной оконечности острова Китнос (37°19’1 N; 24°22’32 E). Дно песчаное, глубина около 5 метров. Вокруг лунный пейзаж, голые, поросшие лишь колючками горы и россыпь белых домиков. Ночью только в двух из них светились окна. Ещё одна удивительная особенность – все эти лысые горы разгорожены невысокими каменными стенками, идущими даже по самым невероятным кручам. Видно, что сложены они не вчера, но каково их назначение?..

   25.08  Если честно, то в этот день мы наметили дойти до порта Лутра, на северо-востоке Китноса, но у нас ничего не получилось. Обогнув южную оконечность острова, мы получили 20 узлов ветра в морду. Я заложил длинный галс в море, но заметил, что компасный курс что-то уж слишком отличался от истинного, который даёт GPS. А когда легли на контргалс, понял, что эффективность лавировки близка к нулю. Не знаю, было ли здесь встречное течение или виноваты короткие волны, в которых лодка просто вязнет, но даже под мотором  на полных оборотах пришлось идти галсами, под углом к волнам и скорость была всего 2,5 узла. Если же идти в лоб, казалось она совсем останавливается. Уже приближаясь к берегу,  увидели в море редкое зрелище, яхту, пытавшуюся идти в лавировку. Она ходила туда-сюда, заметно не приближаясь. Позже мы зашли в залив Ay Stefanos и потеряли её из вида.

   Надувать тендер было лень и мы решили добраться до берега вплавь. Однако плыть, держа над водой сумку, оказалось не так легко, а лодка оказалась не так близко от берега, как казалось, когда бросали якорь. На высоком берегу стоит маленькая белая церквушка. Во дворике там сидели женщины, курили и беседовали, так что мы сначала приняли её за жилой дом. Ещё там были две собаки. Чёрная, побольше, увязалась с нами на экскурсию по острову и скакала по кручам, не обращая внимания на колючки, от которых даже сандалии плохо спасали. Посмотрели вблизи на странные стены, исполосовавшие  все горы, развалины каких то строений. Похоже, что северные ветра здесь дуют постоянно, поскольку деревья инжира, растущие в долине, буквально распластаны по земле. Возвращаясь на лодку ещё раз подивились собственной лени, плыть было очень тяжело.

26.08 Ветер по прежнему беснуется. Не мудрствуя завели дизель и отстучали оставшиеся семь миль до Лутра. В самом порту очень тесно и мы встали у внешнего бона. Немного покачивало, но терпимо. Есть вода и электричество. В первую очередь все вволю помылись и помыли лодку. Потом подошёл парень, назвавшийся мастером марины и сказал, что нам лучше зайти внутрь, так как на завтра прогноз обещает шесть – семь баллов, и показал, куда нам можно вклиниться. Главное было бросить якорь так, чтобы он не перекрестился с чужими на этой тесной акватории. Вроде мы всё сделали как надо, но не успели закончить швартовку, прибежал мужик и сказал, что наш якорь лежит не там, что его нужно было бросать правее. Хорошо... Мы надули тендер, собираясь выбрать якорь и завезти в указанное место, но в итоге оказалось, что он и так лежит там где нужно, просто мы пока ещё не набили якорный канат и он уходил с кормы под углом, туда где была свалена цепь.

   В этом порту мы и провели весь следующий день, дуло действительно сильно. В местных кафе бесплатный WI-FI, все позвонили домой. Ныряя с маской в бухте я нашёл большого моллюска (больше 20 см) и пару часов убил на чистку раковины. Съесть моллюска мы не решились, но пытались на его мясо ловить рыбу, впрочем, как всегда, безуспешно.

   Парень, назвавшийся мастером марины, появился вечером. Сказал, что стоянка (вода и электричество) стоит 15 евро в день, но двадцать евро за два дня его вполне устроит. Он ещё оставил нам свой телефон, чтобы в случае необходимости зарезервировать место в любой из марин Китноса, но мы его потеряли.

   28.08 Наконец ветер утих, но утих практически до нуля. Примерно с час тарахтели дизелем, потом подул слабенький ветерок. Прошли несколько миль под парусами, но вскоре снова пришлось заводить мотор, ведь мы решили сегодня дойти до Олимпик - Марины. Когда уже подошли к острову Макронизос, снова подул ветер, но уже восточный. Довольные, пошли в полный бакштаг, увлеклись и чуть не проехали марину, пришлось немного возвращаться.

    Гавань Олимпик – Марины довольно большая, но пустынная. Позже, когда пошёл платить, я понял почему. За ночь, на нашу лодочку мне насчитали 53 евро, добавив, что вода и электричество оплачиваются отдельно.

 – О’Кей? – спросила дама, протягивая мне счёт.

-  Нет. Совершенно не окей! – сказал я. – Это цена за неплохой гостиничный номер, причём с водой, электричеством, кондиционером, холодильником и телевизором. А у вас что?

- Ну, понимаете, это частная марина...

- Почти все марины частные.

- Хорошо, я вам не буду начислять за воду и электричество...

Вот так, всего за 53 евро мы смогли переночевать у понтона марины, стоящей на отшибе. Даже до ближайшего городка, Лаврио, около двух километров.

   Вечером сходили в город. Из любопытства и ещё узнать, как оттуда уехать в Афины. Репа уже получил дозу яхтинга и ему пора было возвращаться в Салоники, где его ждал номер с кондиционером и откуда он вскоре должен был улететь домой, в Екатиринбург.

   Городок произвёл впечатление одного большого открытого кафе, но довольно безлюдного. Какая – то жизнь теплится в районе порта, там в гавани стоит огромное количество чартерных яхт.

   29.08 Утром проводили Репу на автобус и в 10 часов покинули дорогую марину. Ветер юго восточный, примерно 140°, 2 балла. Спокойно, без приключений, почитывая книжки, к вечеру добрались до острова Андрос. Бросили якорь в хорошо закрытой бухте Гаврион. На этот раз лоцию я прочитал внимательно и постарался забраться подальше в самый северо-западный угол бухты. Дело в том, что в местный порт часто заходят большие паромы. Когда я увидел первый, идущий в маленькую бухту, вздымая бульбом водяной вал, казалось, что яхты стоящие ближе к молу он сметёт наверняка. Теплоход на ходу выбросил гигантский якорь, раздался инфернальный грохот уходящей вниз цепи и он развернувшись замер чётко у внешнего причала. Очень красиво, но чувствуешь себя  неуютно.

   Городок Гаврион живёт туризмом, в основном местным. Вечером жизнь на набережной кипит, кафе полны народу, магазины и супермаркеты работают до десяти – пол одиннадцатого.

   30.08 Решили мы зайти на Миконос, , хоть все путеводители и твердят, что  остров переполнен туристами и давно потерял индивидуальность. Однако ветерок был слабый. Мы медленно плелись вдоль берега Андроса. Видели дельфинов, они даже недолго прошлись с нами. Ветер было подул, когда мы вышли из под укрытия острова в пролив между Андросом и Тиносом, но вскоре уже Тинос закрыл ветер. Прошли немного под мотором, но решили , что не стоит зря жечь соляру. Я посмотрел, что там у нас есть поблизости и мы встали в небольшой открытой бухточке у деревни Истерния (песчаное дно, глубина 4,5 – 5 м) Даже на берег не сходили. Искупались, поужинали, переночевали и на утро отправились дальше.

31.08 Утром ветра не было совсем, но постепенно раздуло, по прежнему с юга. До Миконоса было совсем недалеко и в 14.00 мы уже бросили якорь в бухте у г. Миконос. В марину не пошли, так как она стоит на отшибе. Якорь перебрасывали два раза, так как здесь тоже местами на дне водоросли. Сошли на берег, тузик оставили у ресторана на набережной и пошли гулять. Городок очень понравился. Видимо для туристов его поддерживают в приличном состоянии. Домики снежно белые с голубыми дверьми и рамами. Полоски раствора на мощёных камнем тротуарах тоже покрашены в белый цвет. На улицах можно встретить персонажи в самых невероятных одеяниях. Говорят раньше Миконос был Меккой для геев. Но видимо и сейчас они сюда дорогу не забыли. Чуть ли не первые, кого мы встретили здесь, была парочка молодых людей. Они увлечённо фотографировали друг друга в разных шляпках и разных позах, никого вокруг не замечая.

  Находившись по тесным улочкам, решили присесть в кафе, где был бесплатный WI-FI. Скачали погоду, позвонили домой. Я взял бутылочку пива, Марина мороженное. Счёт составил 13 евро. Так что интернет оказался не совсем бесплатным.

   Если верить свежему GRIB файлу, южный ветер должен был  продержаться ещё часов 14. Мы посмотрели карту и решили выйти сегодня же вечером на Икарию, что-то у нас не было в этом году ни одного ночного перехода. Решили – пошли. Выбрали якорь, обошли остров с юга и взяли курс на Икарию. Когда вышли из за ветровой тени острова, заработал ветровой рулевой и лодочка резво побежала в бакштаг со скоростью 4 – 5 узлов под одной генуей. Ветер вроде дул стабильно, я поднял и грот, пошли ещё веселее, 5 – 6 узлов без малейшего крена по гладкому морю. Первую вахту вызвалась стоять Марина, я пошёл спать до 12. Сквозь сон слышал как Марина на палубе шуршит шкотами, трещит лебёдками, что-то там делает, осваивает процесс навигации, а не просто сидит.

   01.09  Есть что-то привлекательное в ночных переходах. Всё воспринимается иначе: звёзды, тёмная вода, луна.. Когда я встал на вахту, по прежнему дул ровный южный ветер, мы по прежнему очень хорошо шли. Казалось лодка идёт без минимальных усилий, ни крена, ни скрипа переборок. Марина ушла спать, я остался один. Икария была уже совсем рядом. Видимо там проходила судоходная линия, так как стали один за одним появляться огни теплоходов. Приходилось внимательно следить за ними и раз даже менять курс, чтобы разойтись. Но вскоре и этот беспокойный участок остался позади. Около двух часов ночи подошли вплотную к западному мысу Икарии, и тут ветер стих и стал менять направление. Сначала пришлось идти в острый бейдевинд а потом и вовсе началась лавировка. Так что когда Марина проснулась в три часа, чтобы сменить меня, мы по прежнему болтались недалеко от мыса. В пять часов я уже проснулся сам, ветер совершенно стих, а мыс всё ещё был рядом с мысом. Никаких бухт, чтобы встать на якорь, на южном побережье Икарии нет, поэтому завели дизель и решили идти до порта Кирикос, до него оставалось около 13 миль. Пока мы шли вдоль берега при полном безветрии, с гор начала сползать, безобидная с виду, белая тучка. Внутри неё полыхали молнии, но раскатов грома не было слышно. Мы в интересом и некоторой опаской поглядывали на её продвижение и не зря. Туча стала вытягиваться длинной дугой из за гор, приобрела серый цвет и угрожающий вид. К тому же она нас догоняла. Небо, и всё вокруг стало серым. Я, на всякий случай, срубил грот. Ветра по прежнему не было, но вскоре стало видно, как нас догоняет стена дождя. Мы спешно убрали из кокпита всё, что может намокнуть, я одел ветровку, Марина укрылась в каюте. Налетел ливень, смывая с палубы соль, но ветра всё не было. Постепенно дождь стал редеть и, наконец, подул слабый ветерок, уже северный. Я заглушил дизель и осторожно раскрутил часть генуи. Подождал немного, ветерок дул ровно. Раскрутил геную полностью, выждал ещё немного. Лодка шла со скоростью четыре узла. Можно было бы поставить и грот, но было страшновато, всё вокруг было серым и мрачным, продолжал капать редкий дождик. Я весь промок и спустился в каюту, чтобы переодеться. Через несколько минут налетел сильный порыв ветра, лодка накренилась и привелась, захлопала генуя. Железный рулевой выправил курс, но ветер снова резко усилился и уже не ослабевал. Бегом-бегом на палубу, рифить геную. Закрутил половину – мало, закрутил ещё, потом ещё и ещё... остался небольшой треугольник. По прежнему кренило, но лодка управлялась. Удивительно было то, что мы находились в полумиле с подветренной стороны от довольно высокого, гористого острова. По воде побежали мелкие злые барашки, иногда ветер отрывал их от гребней волн и распылял аэрозолем над поверхностью моря. Короткие острые волны стучали в борт и уже было непонятно, идёт ещё дождь или нет. Марина высунулась из люка:

    - Не стоит ли уменьшить парусность?

    - Да уже некуда уменьшать. И так носовой платок остался. Закрывай люк.

   Брызги летели через рубку и попадали на компьютер, стоящий на штурманском столике. Лодка кренилась, скрипела, спотыкалась на водяных кочках и если слегка приводилась, начинала страшно вибрировать. Ветрогенератор завывал на высоких нотах, железный рулевой не рулил, так как я до сих пор не сделал механизм фиксации флюгера и от резких ударов ветра он разворачивался на произвольный угол. Какой силы был ветер, сказать не могу, знаю только, что больше двадцати пяти узлов, в двадцать пять мы ходили спокойно. И так я сидел в наклонном кокпите, надвинув капюшон ветровки до самых глаз, рулил и периодически отодвигал люк на два пальца, чтобы посмотреть, сколько осталось до порта. Вдоль берега острова навстречу нам прошёл парусный катамаран под мотором, чуть позже разошлись совсем рядом с алюминиевой яхтой, идущей встречным курсом под глухо зарифлённым гротом. Помахали друг другу. Сразу стало как-то спокойнее, не одни мы идём в такую погоду. Да мы скоро в порту будем, а они скорее всего на Миконос идут.

   Наконец показалась бетонная  стенка мола. Убрал геную, завёл дизель, развернулся навстречу волне и брызги сразу полетели каскадом через палубу. Пришлось прятаться за рубку, но каждый раз, когда высовывался, чтобы глянуть вперёд, меня обильно умывало солёной водой. А ведь волны были очень мелкие.

   У самого входа в порт волна, наконец, исчезла, но ветер нисколько не ослаб. За большим бетонным молом Кирикоса есть ещё один, ограничивающий маленькую внутреннюю гавань с рыбацкими судами и моторками. Стояли там и несколько яхт, но я не рискнул в такой ветер заходить в тесный закуток. Учитывая, что задним ходом мы не ходим, можно было попасть в неприятную ситуацию. Но и большой необходимости лезть туда не было. Волны не было и у мола (мы ведь с подветренной стороны острова) а ветер сильный и там и тут. Встали бортом у мола.

   Ветер хозяйничал и на улицах городка, гоняя пыль и бумажки. Но, несмотря на ветер, было очень жарко. Мы помылись пресной водой. Я упал спать (было 9 часов утра), а Марина отправилась по магазинам. Днём ходили гулять по единственной автомобильной дороге идущей, довольно высоко, по склонам гор вдоль берега. Видели несколько яхт стоящих на якорях просто у берега, там где позволяла глубина. Сверху было хорошо видно, как струи ветра, срываясь в море вертикально вниз, расписывают поверхность воды замысловато движущимися пятнами, поднимая брызги. Примерно в миле от берега море было белым от барашков, но дальше, опять просто синим. Кажется, что гора острова не защищает от ветра а наоборот, усиливает его.

02.09 При плавании среди островов GRIB файлы видимо бесполезны. Я давно заметил, что в открытом море они достаточно точно прогнозируют ветер, но близость берега или островов вносит очень сильные коррективы, даже, скажем, часто полностью меняет картину. Вот и сегодня, ветер вроде бы должен был усилиться, и я даже не знал, чего ожидать, но на самом деле он успокоился и дул с севера ровно и спокойно, 12...15 узлов. И плавание до Лероса получилось спокойным и совершенно без приключений. Только на самом подходе к острову, когда из за близости скал ветер стал дуть порывами и менять направление, пришлось порулить самому, железный рулевой стал вести лодку зигзагами. Залив Лакки, в глубине которого расположена Лерос-Марина, хорошо защищён горами со всех сторон, не зря, наверное они рекламируют себя как самый безопасный порт в Греции. Марина не очень большая и строительство ещё не закончено. Одну ночь мы простояли у понтона. Сполоснули пресной водой и сложили паруса, промыли верёвки, тендер, тент. Договорились о подъёме на берег на следующий день. Цена за 10 месяцев на берегу для нашей лодки 1600 евро. Единственное что плохо, паромы в Афины отсюда ходят не каждый день. Ещё два дня мы прожили в марине, подготовили лодку к хранению, укрыли тентом и, в ночь с четвёртого на пятое сентября, сели на паром. Отпуск закончился.


Что можно сказать в заключение? Благие намерения осуществить не удалось. Отпуск получился всего лишь неполный месяц, вместо желаемых двух или трёх. Как и в прошлые года мы ходили без всяких предварительных планов, но в Греции такой подход себя не оправдал. Наш маршрут на карте напоминает беспорядочные метания. Надо было всё-таки наметить хотя бы основное направление продвижения, а то ведь мы даже марину, где оставить лодку, выбрали за несколько дней до окончания плавания. Если прошлые года был часто слабый ветер, то в Эгейском море дует очень хорошо и мы приобрели больше опыта хождения в свежий ветер. Как я уже говорил, на лодке была укорочена на метр мачта и увеличено сечение вант и штагов, что себя полностью оправдало. В этом году в качестве электронной навигации я использовал Navigatrix – бесплатный пакет программ на базе UBUNTU(LINUX). Весь пакет, включающий Open CPN, программы визуализации звёздного неба, приёма метео и т.д., вместе с операционной системой и картами помещается на 4 гигабайтной флэшке, загружается за 30 секунд на любой компьютер с любой операционной системой и даже неработающим хард диском. Перезагрузив компьютер можно продолжать работать с ранее установленной системой. Я скачал её как аварийный вариант, но мне так понравилось, что использовал всё время. Никаких аварий и поломок в этом плавании не случилось.

Всего пройдено 517 миль, из них под мотором 34,5 часа. Денег потрачено (не включая дорогу) – 876 евро. Из них: Продукты – 377 (10 дней втроём, остальное время вдвоём), топливо – 72, стоянки в портах – 99, прохождение канала – 103, запчасти для лодки – 66, разное (кафе, бар, книги, интернет...) – 159.


2009                    Travel                    2011

Newest Members

Webs Counter